Сева Новгородцев: «Мы для вас все разведали…»

Сева Новгородцев: «Мы для вас все разведали…»Разговор с Севой Новгородцевым, который на протяжении многих лет был голосом свободы для миллионов советских граждан, начинался как любое интервью. Заслуги Севы на поприще радиовещания оценили по достоинству не только его слушатели. В 2005гду Сева Новгородцев был награжден королевой Елизаветой рыцарским орденом – Превосходнейший орден Британской империи (The Most Excellent Order of the British Empire), созданный британским королём Георгом V в 1917 году. Теперь после своего имени Сева Новгородцев может добавлять MBE (Member) – кавалер Британской империи. Мы беседовали множество раз и каждый разговор – доставлял невероятное удовольствие. Прекрасный рассказчик и человек с тонким чувством юмора, Сева всегда завораживает своими историями. Но постепенно интервью переросло в беседу о том, как изменился русский Лондон за последние годы, о русской прессе.

– Сева, вы в Лондоне прожили 34 года, у меня стаж поскромнее – всего 11 лет. Но мы оба можем засвидетельствовать, как невероятно изменился русский Лондон за эти годы. А каким был русский Лондон, когда вы приехали в 1977 году?
– Русского ничего не было. Здесь были остатки белогвардейской эмиграции в количестве 40 человек и те люди, которых взяли работать на Би-би-си. Когда я пришел в Русскую службу, там трудилось менее 20 человек. Все! Русские были редкоземельными металлами, реже, чем золото. Когда ты говорил, что ты русский, это воспринималось как редчайший экземпляр какого-то вымирающего животного. Лондон 1977 года – лейбористский, постиндустриальный; с обветшавшим кирпичом, полуразвалившимися фабриками и зданиями каких-то заводов, почти весь центр города тогда был в очень плохом состоянии. История из моего личного опыта: одна наша знакомая, сотрудница Британской библиотеки, посоветовала купить дом в Камдене. Четырехэтажный узкий дом в центре города с одним жильцом, занимавшим 3 из 8 комнат, был заявлен по цене £14,5 тысячи. Здание было в таком состоянии, что ни один банк на него ипотеки не давал; и только одно местное заведение – общество «Британия» – согласилось выдать мне ипотеку на £12 тысяч, из которых £4 тысячи удержали – до тех пор, пока я не выполню целый список ремонтных работ. В итоге я назанимал денег и начал самостоятельно крушить дом. Денег не оставалось совсем. Мы снимали комнату в Кенсингтоне, и я долгое время ездил на велосипеде по треугольнику: из Кенсингтона на работу в Буш Хаус (Би-би-си), а после службы – в Камден, крушить кирпич до часу ночи. Оттуда – спать в Кенсингтон, а с утра – все сначала! Чтобы подзаработать, мы занимались техническими переводами, я диктовал, а моя супруга Галочка печатала. Если я пропускал запятую или точку и ей надо было корректировать (кибордов ведь не было!), жена кидала в меня кассетой и поносила всякими непечатными словами. Таким образом, супруга сделала из меня настоящего переводчика – до сих пор у меня очень четкая дикция!

– Как в те годы менялась жизнь в Лондоне? Кажется невероятным, что тридцать лет назад рядом с Риджентс-парк можно было купить дом за £14 тысяч!
– У меня лично началась следующая стадия биографии: с первой женой у нас семья была склеенная – мы разошлись в России, а потом снова сошлись и уехали. Но слепить семью заново в Великобритании не удалось, и в середине 1980-х я повстречал английскую актрису, как я ее называл, Карину Арчибальдовну, к которой (после грандиозного скандала, который мне устроила первая жена) и переехал. Это означало для меня не только изменения в персональном плане – я попал в английскую среду. Теперь в личной жизни я говорил по-английски и очень многое от них воспринял. Как утверждал Черчилль, «неотъемлемое право англичанина – жить там, где ему, черт возьми, заблагорассудится». Действительно, англичане долгое время не вводили никаких паспортов – и ездили по всему миру. Достаточно было сказать на контроле: «Я англичанин» – и вперед! Вот это было величие! Теперь от былого величия великой Британии осталась лишь его идейная сторона, но когда я только приехал, остатки величия державы еще ощущались. Только на Би-би-си вещание велось на 52 языках!

– Русская эмиграция тех лет шла несколькими потоками
– Очень важно представить механику приезда разных волн эмиграции. Поначалу советские люди считались нацией довольно страшной, бывшим врагом по холодной войне, поэтому всех, кто хотел оттуда приехать и остаться, принимали с раскрытыми объятиями. Конечно, это были смелые люди, готовые на «предательство родины».

– Невозвращенцы.
– Именно. В середине 1980-х, ближе к перестройке, начался новый период: можно было просто приезжать и сдаваться. Подходишь к полицейскому, говоришь, что сдаешься, он тебя сразу же записывает… Довольно быстро люди получали пособия, какой-то прожиточный минимум. Я знаю много людей, которые никогда даже и не помышляли о работе. На пиво им хватало, так и существовали. Таким вот путем прибыло немало народу. Ну и, конечно, главная волна нахлынула после 1991 года. Когда развалился Советский Союз, официально стали давать иностранные паспорта, и сдерживающей стороной стала не страна, откуда ты уезжаешь, а страна, в которую ты хочешь попасть! И тут оказалось, что в британской защитной системе очень много дырок: стали приезжать как студенты, по бракам, да как угодно… В результате, по моим оценкам, количество русских в Англии от 150 в 1977 году возросло на сегодняшний день неимоверно – поговаривают о полумиллионе человек… Цифры статистики утверждают, что 217 тысяч единиц недвижимости в Лондоне куплено русскими.

– Как вы оцениваете ситуацию с вновь приехавшими, в последние годы?
– Трудности в отечестве объективно работают на эмиграцию – не только в Англию, но и в Америку, Европу. Исторически Россия всегда истекала мозгами. Но если Пушкина так и не выпустили за границу, мы уехали под какими-то вымышленными предлогами, то в нынешнюю эпоху относительной свободы не нравится – уезжай. Что люди и делают. Поэтому образованные, инициативные, талантливые и работоспособные люди, к сожалению, покидают Россию в больших количествах. Я видел оценки, что в ближайшие четыре года до миллиона человек могут уехать.

Беседовала Елена Рагожина.

Полный текст читайте в октябрьском номере журнала «Новый стиль».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *