Штраус и множество приятных сюрпризов

К списку блистательных русских балов в Лондоне теперь прибавится еще один – Русский зимний бал, гостей которого наряду с классическим репертуаром ожидают русский фольклор, душевные цыганские песни, танго, румба и множество приятных сюрпризов.

Utkin_1Организаторы мероприятия, которое состоится 17 января, дуэт Mazaika – Игорь Уткин и Сара Харрисон – супружеская пара и музыкальный коллектив, пожалуй, с самым разноплановым русским и не только репертуаром. Сидя у себя дома в окружении барабанов, клавишных инструментов, скрипок и гитар, они рассказывают о том, как пришла идея организовать бал, и о своей любви к русской музыке.

– Как родилась идея бала?
Игорь: – Мы уже играли на нескольких похожих балах, и нам нравится смотреть на счастливых, танцующих людей. Особенно после Летнего русского бала, где вместе с собранным мною небольшим оркестром мы играли Штрауса. Сочетание классических инструментов и моего электронного аккордеона, который и сам по себе уже звучит как оркестр, создавало потрясающий звук, очень танцевальный, и хотелось воссоздать его снова. Так уж получилось, что осенью уже по традиции проходит Русский бал дебютанток и позже в течение года тоже есть какие-то мероприятия, и выбор пал на январь. Кстати, так совпало, что бал состоится на следующий день после нашего с Сарой 20-летнего юбилея как супружеской пары и творческого коллектива.
Сара: – Люди часто приходят на наши концерты и говорят: мне хотелось танцевать, но я стеснялся. Так что хотелось сделать что-то такое, где люди могли бы танцевать под русскую музыку, да и просто познакомиться с русской музыкальной традицией.

– Это, наверное, и будет отличительной чертой вашего мероприятия?
Игорь: – Русская музыка прошлых лет – наш конек, русские фокстроты, танго, цыганские песни, фолк. Но, будут, конечно, и классические вальсы, и бальные танцы, потому что это как раз то, что многие люди умеют и хотят танцевать.

– То есть вы хотите сказать, что программа бала будет настолько же разнообразна, как и ваш репертуар?
Сара: – Наш репертуар разнообразен, наверное, уже до крайности. В каждом выступлении мы стараемся совмещать несколько направлений – например, мы играем много цыганского джаза и вообще много джаза, такую, что называется, клубную музыку 30-х и 40-х годов. Стефан Граппелли (Stéphane Grappelli) и Джанго Рейнхарт (Django Reinhardt) – у них был квинтет Quintette du Hot Club de France. Мы многое из их репертуара играем, со своей командой и также дуэтом. Еще это цыганские, балканские песни, французские – я пою репертуар Эдит Пиаф, французский и цыганский джаз, итальянские, в основном неаполитанские, песни, любим оперу и еще поп – у Игоря хорошо получаются песни «Аббы», «Битлз», Джеймса Брауна.
Игорь: – Вчера, например, мы играли в Green Note – это очень известное место в Camden Town, пожалуй, лучшее для живых концертов. Мы играли Вальс Шостаковича, Сара пела цыганскую песню, я пел «Очи черные» и еще одну – из репертуара Карузо. В программу каждого выступления мы пытаемся включить что-нибудь новое, чего мы раньше никогда не исполняли, но не всегда это получается. На концерте был наш друг, писатель Джон Фонтейн (John Fontaine). Он очень занятой человек, но все равно пришел на концерт, и песню Карузо я спел специально для него.
Еще мне очень нравится русская музыка 30-х, я уже давно на ней специализируюсь. Когда я еще был в России, в 1987 году фирма «Мелодия» в первый раз переиздала пластинку Вадима Козина и Петра Лещенко. Из-за того, что они долгое время были запрещены, их вообще мало кто слышал. Однако, может быть, у людей сохранились какие-то старые записи или кто-то умудрялся привозить из-за границы, но я в тот момент их услышал в первый раз. И мне тогда еще сказали, что мой голос очень подходит для таких песен. С тех пор я пою репертуар Вадима Козина. Недавно, кстати, на ВВС radio 4 была программа Марка Алмонда (Marc Almond). Он большой поклонник русской музыки, и весь выпуск был посвящен Вадиму Козину, его жизни и перипетиям. Они перевели его песни на английский, которые мы вместе с Марком пели.

– А среди ваших поклонников больше русских или англичан?
Сара: – Много и тех, и других. Русским нравится, что у нас много русских песен – от классических до 70-х годов, а не просто «Калинка», хотя ее мы, конечно, тоже поем. Вообще на концертах люди всегда просят сыграть еще что-нибудь русское. Мне, например, русские песни кажутся очень мелодичными.
Игорь: – На днях, по случаю русского Рождества мы играли в «Газпроме» – они помогают организовывать бал. И звукооператор сказал мне: «Я, когда узнал, что вы будете выступать, немного расстроился. У меня был друг, который после фильма «Порок на экспорт» (Eastern Promises) стал большим вашим поклонником и даже показывал мне на Youtube, как вы поете песню «Очи черные». Так вот, этот друг умер два года назад – а как бы он обрадовался!»
Сара: – Мы даже не ожидали, что покажут всю песню. Думали, будет, как обычно, 2-3 секунды, но Давид Кроненберг в окончательном варианте решил – полторы минуты.

– Ваш союз – семейный и творческий – наполовину русский и наполовину британский. Как это сказывается на работе? Ну и вообще трения, наверное, бывают – все-таки такие разные культуры.
Сара: – Я думаю, здесь больше плюсов – по крайней мере, союз получился достаточно экзотичный. Люди всегда говорили, что мы очень разные. И не только потому, что Игорь блондин, а я – брюнетка. Раньше я была очень серьезная на сцене и почти никогда не улыбалась, а Игорь все-таки больше комедийный персонаж – получилось очень органично, хоть и не специально. Ну в общем, людям нравилось, что я вся такая строгая англичанка, а Игорь – как русский клоун. И на музыке, которую мы играем, наши культурные различия тоже сказываются хотя бы потому, что с детства мы слушали совершенно разные вещи. Например, я слышала хор красноармейцев, потому что их очень любил мой отец, и цыганские песни тоже, но когда Игорь дал мне послушать Петра Лещенко и русское танго – это как целый мир для меня открыло. Из негативного – это то, что мы совершенно по- разному относимся к бизнесу и с людьми тоже ведем себя совершенно по-разному. Или, может быть, это даже не из-за того, что мы из разных культур – просто росли в совершенно разной обстановке, и притираться друг к другу пришлось достаточно долго. Вообще, наверное, когда муж и жена работают вместе – это всегда непросто. В любом случае, я бы сказала, что Игорь – лучший бизнесмен, чем я.

– Вернемся к балу: чего гостям от него ожидать?
Сара: – Конечно же, будет Штраус в исполнении классического оркестра с электронным аккордеоном Игоря, плюс мы будем играть куикстепы, фокстроты и русское танго. Ну и уже к концу, когда обстановка станет более непринужденной и публика разогреется – традиционные английские, цыганские и русские песни. Думаю, это логично – будет такой постепенный переход от формальных бальных танцев к более необузданным и веселым.
Во время праздничного обеда мы будем играть русские и цыганские песни – не танцевальные, конечно. И еще мы пригласили сопрано Марию Кассельман – она была в оригинальном составе мюзикла «Фантом оперы» – и казацкий танцевальный коллектив. Также будет выступать звезда, чье имя мы пока разглашать не можем. А после вальса будет традиционная бальная музыка в нашем исполнении и потом пять русских музыкальных номеров, опять же включая нас с бас-балалайкой и гитарой.
Игорь: – И потом не стоит забывать, что это благотворительное мероприятие – во время бала будет проведен аукцион, организованный фондом Rusfond UK, который на протяжении многих лет помогает тяжелобольным детям из России приехать на лечение в Великобританию. Вообще ждем всех, кто любит танцевальную и русскую музыку. Приходите – не пожалеете!

Беседовала Юлия Калантарова

Website: mazaika-music.com 
Facebook event: www.facebook.com

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *