Софка Зиновьев: подпись под семейным древом

Софка Зиновьев: подпись под семейным древомВ семейном древе Софки Зиновьев переплелись судьбы самых знаменитых дворянских родов России: Бобринских, Долгоруких, Волконских. Родоначальником рода был граф Алексей Григорьевич Бобринский (1762-1813), внебрачный сын императрицы Екатерины II и ее фаворита Григория Орлова. Император Павел I вскоре после восшествия на престол возвел своего сводного брата Алексея Григорьевича Бобринского, сына Екатерины и Орлова, в графское достоинство.

Софка Зиновьев – писатель, автор книг «Красная принцесса», «Дом на Парадайз-стрит». Описание родословной Софки Зиновьев может занять сотни страниц. Она – потомок князя Юрия Долгорукого и Екатерины Великой. Книга «Красная принцесса» посвящена жизни ее бабушки, которую тоже звали Софка. Княгиня Софка Долгорукая в детстве играла с детьми царя Николая Второго, при дворе которого служили ее родственники. Графский род Бобринских начался от Алексея Григорьевича Бобринского (1762-1813), внебрачного сына императрицы Екатерины II и ее фаворита Григория Григорьевича Орлова.

Праправнучка Алексея Софья Бобринская (светлейшая княгиня Волконская) была выдающейся женщиной своего времени. Она рано вышла замуж за князя Долгорукого, после окончания медицинского института работала в военных госпиталях и получила во время сербско-болгарской войны награду из рук сербского короля Петра I за работу в холерном лагере. Она была одной из первых в России женщин-автомобилисток, в начале 1910-х годов увлеклась авиацией и получила удостоверение пилота. Ее дочь Софья (Софка) Скипуит, бабушка Софки Зиновьев, которой посвящена книга «Красная принцесса», во время Второй мировой войны была арестована в Париже нацистами. С большим трудом ее удалось вызволить из лагеря, и вернуться в Лондон.

– Софка – это ваше настоящее имя?
– Да, но когда я была в России, то все называли меня Софья Петровна. Мою бабушку тоже звали Софка, что уже странно, ведь она родилась в России. Меня назвали в ее честь. Мы были очень близки. Она рассказывала мне о родственниках. Я помню, как смотрела на фото ее деда князя Долгорукого, который был одет в чудной наряд – он собирался на бал-маскарад в Зимний дворец.

– Эти Долгорукие – потомки Юрия Долгорукого, основателя Москвы?
– Я думаю, что да.

– Ваша бабушка Софка говорила по-русски – а как насчет ваших родителей?
– Папа по-русски говорил плохо. Его воспитали дедушка и бабушка по отцовской линии, Зиновьевы, которые говорили с ним на не очень хорошем английском, с акцентом. От этого пострадал и его русский. Их сын, Кирилл Зиновьев, брат отца, которому сейчас 102 года, помог в написании книги. Он до сих пор отличается острым умом. По его воспоминаниям, в детстве во время прогулки по Санкт-Петербургу няня как-то показала ему на бородача в карете – это был Распутин. Кирилл шутит, что прожил от «Распутина до Путина».

Его семья ненавидела Софку за плохое поведение, за то, что была коммунисткой, что крутила любовные романы, не была хорошей женой. Во мне шла внутренняя борьба между желанием понять его точку зрения и любовью к ней. Иногда я чувствую, что в какой-то степени ее защищаю. Но если подумать, то в то время, в 30-е годы, люди высшего класса имели нянек и гувернанток, с которыми оставляли своих детей, отправляясь в длительные поездки. Так что мы не можем применять к ней нормы современного воспитания детей. Но я думаю, что была в ней сторона характера, которая жаждала этих захватывающих путешествий, любовных романов, работы над книгами, и если дети находились под присмотром, то она была вполне довольна. Может быть, тот факт, что она – моя бабушка, а не мама, позволил мне видеть и ее недостатки и оценить ее достоинства.

Елена Рагожина.

Полный текст интервью читайте в июньском номере журнала New Style.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *