«Современник» приезжает в Лондон!

«Современник» приезжает в Лондон!Накануне этого удивительного события главный режиссер и художественный руководитель театра Галина Борисовна Волчек рассказала о том, что ждет лондонского зрителя.

– Почему для гастролей в Лондоне вы выбрали именно два спектакля Чехова и спектакль «Крутой маршрут»?

– Поскольку так получилось, что за пятьдесят с лишним лет своего существования в Лондон «Современник» приезжает впервые, нам показалось, что знакомство должно начаться именно с этих названий. Чехов как никто из русских драматургов присвоен всем миром. Его глубина в соединении с внешней простотой, его недоговоренность, неоднозначность оценок и, наконец, то тепло и любовь к человеку, которые прячутся за иронией и часто даже сарказмом, позволяют определять пьесы Чехова как некий критерий, с которым, на мой взгляд, соотносит себя весь мировой театр.
Мы играли нашего Чехова на Бродвее, в Париже, во многих странах мира, всегда находя понимание зрительского зала. Мне лично безумно интересно, какой будет реакция в Лондоне, где столь сильны театральные традиции. «Вишневый сад» и «Три сестры» – очень разные спектакли. Можно даже сказать, спорящие друг с другом. Я поставила их с дистанцией в десять лет, и то, что произошло с обществом, то хорошее и плохое, что мы приобрели за первое десятилетие ХХI века, – все это, как мне кажется, определяет ритм и ту внутреннюю энергию, с которой живет сейчас спектакль «Три сестры». «Вишневый сад» мы делали с теми, кого принято называть корифеями труппы, – Мариной Нееловой, Игорем Квашой, Еленой Яковлевой, Сергеем Гармашом, а в «Трех сестрах» в основном играют пусть известные, но еще молодые артисты – Чулпан Хаматова, Алена Бабенко, Ольга Дроздова, Сергей Юшкевич, Владислав Ветров…

Что же касается «Крутого маршрута», поставленного по роману Евгении Семеновны Гинзбург, – этот спектакль по праву считают визитной карточкой «Современника». Несмотря на свой возраст, он продолжает оставаться живым и невероятно востребованным, в том числе и у молодого зрителя. Скажу вам честно, это у меня вызывает двоякие чувства. С одной стороны, я невероятно благодарна актрисам, которые «держат» спектакль, не позволяя ему взрослеть. С другой – видя абсолютно живую реакцию зрительского зала, я понимаю, что то, что происходит за окном, тоже не дает «Крутому маршруту» устареть. Я не о посадках и лагерях, а о силе духа, способной противостоять унижению человеческого достоинства. Внимательно относясь к историческим реалиям, мы все же делали спектакль не о них. И зал это очень точно понимает.

– У вас в репертуаре есть прекрасные современные пьесы – все-таки театр называется «Современник» – и другие классические и ставшие классикой спектакли – «Пигмалион», «Пять вечеров». Они пользовались бы меньшей популярностью у зрителей?

– В советское время мы ездили на гастроли, которые длились месяц или больше. Не в Лондоне, конечно. (Тем более с середины семидесятых и до начала перестройки, после того, как театр отказался за пять дней до начала гастролей ехать в Швецию, потому что КГБ запретил выезд за границу Гафту и Кваше, мы вообще были невыездными.) Если представить себе абсолютную утопию – месячные гастроли в Лондоне, мы обязательно показали бы многое из нашего текущего репертуара. И, безусловно, «Пять вечеров» – спектакль, который я очень люблю, так же как, наверное, и ряд современных пьес. Но мы ограничены временными сроками. А поскольку, относясь с уважением к нашим соотечественникам, мы хотели бы верить в то, что публика в зрительном зале будет смешанной – и английской, и русской. Репертуар подбирался так, чтобы был понятен каждому зрителю. Ведь любому иностранцу, кроме филологов-славистов, надо отдельно рассказывать и о горячо мною любимом Александре Володине, и о его пьесе.
Кстати, я совсем не уверена, что имеет смысл играть в Лондоне «Пигмалиона». В Москве, как вы знаете, это абсолютный хит. Те, кто занимается продажей билетов, говорят, что его играть можно каждый день – и аншлаг обеспечен. Я трезвомыслящий человек и понимаю, что в Тулу со своим самоваром не ездят.

– Чтобы привезти целую труппу со всеми декорациями, необходим спонсор.
Ваши гастроли во Францию были возможны благодаря спонсорской помощи ВТБ. Кто стал спонсором вашей лондонской поездки, если это не секрет? Ходят разные слухи – например, что вас поддержал Р. Абрамович.

– Нас действительно поддержал Роман Аркадьевич Абрамович, за что лично я и, уверена, весь «Современник» бесконечно ему благодарны. К тому же, должна вам сказать, важно ведь не только помочь, но еще и то, как это сделать. Я бы употребила в данном случае такое слово, как «интеллигентность». Мы не стояли с протянутой рукой, не просили о помощи. Идея гастролей «Современника» в Лондоне возникла у Романа Аркадьевича как импульс, он ее озвучил и предложил свою поддержку. Наш гастрольный продюсер Оксана Немчук долго искала площадку – это связано и с принципами работы лондонских театров, и с тем, что наша декорация не везде входит. С момента нашей договоренности прошло два года – по нынешним временам целая жизнь. С организацией этой поездки по дороге происходило разное, неизменным оставалось одно – верность Романа Абрамовича своему слову. Поверьте, это дорогого стоит. И не только в денежном эквиваленте.

– В Лондон не так часто привозят драматические театры (в отличие от балетов и опер, которые приезжают каждый год и на них ходят и английские зрители, и русскоговорящие). На какую публику рассчитываете вы?

– Наш и американский, и французский опыт говорит, что идеально, когда в зале сидят и те, и другие. Хотелось бы, чтобы так было и здесь. Хотя, когда мы играли 16 спектаклей «Вишневого сада» на Бродвее, русская публика закончилась к пятому из них. Дальше были сплошь аншлаги, состоящие только из американцев. Спектакль их неожиданные для нас реакции только обогатили.

– Вы не один раз ездили на гастроли в Америку. Кажется, именно в Америке был фурор по поводу «Крутого маршрута».

– Фурор, как вы говорите, сопровождал не только «Крутой маршрут», но и «Три сестры», и «Вишневый сад». Причем и в Сиэтле, когда мы играли полтора месяца на Играх доброй воли, и в Нью-Йорке, где стали первым в истории премии «Drama Desk» иностранным театром, которому она была присуждена. Но для меня всегда важна не только коллективная реакция, а отдельные люди. Парадоксальные проявления некоторых из них я помню очень хорошо. Например, когда Джейн Фонда на вопрос, как ей «Крутой маршрут», молча показала журналистам искусанные костяшки пальцев. А потом, приехав в Петербург, специально привезла детей в Москву на один день, чтобы показать им этот спектакль.

– Во Франции вы гастролировали не только в Париже, но и в Марселе. Где принимали лучше? Что было самым неожиданным во время европейских гастролей?

– Парижский прием, откровенно говоря, меня удивил. Я была уверена, что французы прореагируют на наши спектакли более сдержанно, чем, скажем, американцы или русские. К счастью, я ошиблась. Даже с удивлением спрашивала у Марины Нееловой – она всегда абсолютно точно считывает реакцию зала – где лучше принимали, в Нью-Йорке или в Париже. Французы, к нашему огромному удивлению, остротой реакций и бурностью аплодисментов превзошли даже американцев.

– Часто рассказывают, что игра актеров в родном театре отличается от их игры во время гастролей. Как вам удается держать актеров в профессиональных рамках? J

– Это все досужие вымыслы. Хороший артист, где бы он ни выходил на сцену, всегда работает с полной отдачей. На гастролях, вне зависимости от географии – Лондон это или Екатеринбург, всегда есть особое напряжение: новая сцена, новый зритель. Что, конечно, заставляет артиста концентрироваться еще больше. А в профессиональных рамках я держу, если можно так обо мне сказать, только тем, что пытаюсь брать в труппу только людей, у которых есть ответственность и перед своим талантом, и перед зрителем.

– Какие новые спектакли идут в театре в Москве? Кто из молодых режиссеров привлек ваше внимание за последний год? Есть ли новые пьесы и драматурги, которых вы выделяете на сегодняшний день? Два года назад вы жаловались, что есть дефицит современной драматургии и режиссуры.

– Два года назад мы затеяли беспрецедентный эксперимент. Пошли мы на него, надо сказать, не от хорошей жизни. Очень трудная ситуация с режиссурой в России. К тому же важно найти не просто хорошего режиссера, а того, кто найдет взаимопонимание с нашей труппой. Пригласили четырех выпускников поставить что-то вроде эскиза спектакля на Другой сцене театра. Дали им полную свободу в выборе материала, открыли для них все свои запасники. Ограничение только одно – работать с артистами «Современника». Я очень довольна результатом. По итогам первого года проекта Екатерина Половцева получила предложение поставить плановый спектакль на Другой сцене: «Хорошенькая» идет с большим успехом. А мы с Катей ищем материал для ее постановки на Основной сцене. Другому участнику «Опытов» – Кириллу Вытоптову мы предложили принять участие в проекте второй раз. Сейчас он заканчивает работу над «Учителем словесности» Чехова и готовится к спектаклю с молодежью по современной прозе, название пока секрет. Плюс сейчас молодой режиссер Егор Перегудов репетирует с Аленой Бабенко и другими артистами «Современника» инсценировку прозы современной российской писательницы Елены Чижовой «Время женщин».

– Практически все актеры вашей труппы супервостребованные в кино. Как вам удается сохранять целостность труппы и давать им возможность сниматься в кино?

– Иногда эта ситуация вгоняет меня в такое отчаяние, в такую депрессию. Прекрасно понимаю, что на театральную зарплату жить очень сложно, однако… Знаете, если раньше для всех них приоритетом был театр, то сегодня, как мне кажется, он поменялся. Хотя на словах все, как вы назвали, супервостребованные артисты уверяют меня в обратном. Но дело в том, что слова не всегда совпадают с делами.

– В каком составе приезжает театр на гастроли? Приедут ли Чулпан Хаматова, Марина Неелова, Лия Ахеджакова, Ольга Дроздова, Елена Яковлева, Сергей Гармаш, Игорь Кваша? Насколько я знаю, Гафт не играет в этих спектаклях. Значит, его зрители в этот раз не увидят?

– Уже два года Валентин Гафт играет Фирса в «Вишневом саде». Причем делает это замечательно. Словом, все вышеперечисленные, а также забытые вами Алена Бабенко, Марина Александрова, Артур Смольянинов, Иван Стебунов, Сергей Юшкевич, Владислав Ветров и, конечно, Валентин Гафт будут в январе играть на сцене театра Noеl Coward. Хочу верить, что ничто этому не помешает.

Беседовала Елена Рагожина

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *