Театр, в котором не играют

Скоро в Лондоне состоится особенное событие - и для любителей новой пьесы на русском языке, и для всех, кто хочет знать правду о современной России: приедут гости из Театра.дос: драматург театра Зарема Заудинова и друг театра, культуролог, журналист, переводчик Джон Фридман.

Они привезут пьесу «Миша и Лена», составленную Заремой вместе с драматургами Максимом Курочкиным и Иваном Угаровым по дневникам, постам в ФБ и ЖЖ основателей и руководителей театра Михаила Угарова и Елены Греминой, безвременно ушедших из жизни весной этого года. Пьеса совсем новая, была показана только один раз на фестивале «Любимовка».

В Лондоне увидеть пьесу можно будет на двух читках: 16 октября в «Открытой России» и 19 октября в Пушкинском доме. Кроме того, 20 октября в Пушкинском доме Зарема и Джон расскажут о театре и покажут в записях отрывки важнейших его спектаклей.

Театр документальной пьесы Театр.doc был создан в 2002 году несколькими драматургами. Это негосударственный, некоммерческий, независимый, коллективный проект.
Большая часть спектаклей Театр.doc - в жанре документального театра. Документальный театр, основанный на подлинных текстах, интервью и судьбах реальных людей, является особым жанром, существующим на стыке искусства и злободневного социального анализа.

Творческие группы театра создают спектакли на основе встреч с реальными людьми на самые актуальные и своевременные темы окружающей действительности. Используются свидетельства реальных людей, техника verbatim, «глубокая импровизация», театральные игры и тренинги.

Спектаклям театра присуждены самые различные призы. Они были приглашены на престижные театральные фестивали в Польше, Франции, Германии, Венгрии, странах Балтии, в крупных российских городах. Театр получал премии «Самый креативный театр» журнала «Креатив», 2003 г., кинофестиваля «Сталкер», 2005 г. Док не раз становился лауреатом «Золотой маски» за лучший экспериментальный спектакль, некоторые сценарии потребовали очень кропотливой работы с историческими документами.

На вопросы Ларисы Итиной отвечает Зарема Заудинова.

- Как возник театр?

- Театр.doc создала группа людей. Кроме Греминой и Угарова это были Варвара Фаэр, Максим Курочкин, Ольга Михайлова, Иван Вырыпаев и многие другие. Док создавался как театр драматургов, потому что «новая драма» уже появилась, а «новый театр» - еще нет. Я говорю о русской новой драме, в Англии она появилась гораздо раньше – те самые «молодые рассерженные люди». Современные пьесы никто не ставил и не очень понимал, что это вообще такое, как это театр может говорить о каких-то маргиналах. Причем в маргиналы записывали всех подряд — от бомжей и проституток до обычных рабочих. Ни современный человек, ни современность театр не интересовали, и это презрительно называли чернухой или просто неискусством. А Док стал таким местом, где можно было все. Вообще все. Просто со временем люди уходили из Дока, как дети, вырастая, уходят из дома — и из этого дома почти весь современный театр. А Угаров и Гремина оставались и постоянно искали новых людей, давали шанс на провал и не только на него, растили новых и новых драматургов, режиссеров, художников (и такое тоже в Доке случалось). У Греминой вообще было главное правило: «Не нравится что-то, сделай свое». Вот не нравилось, что не говорили про современность, — взяли и заговорили.

- Это театр униженных и оскорбленных, дающий голос свидетелям? Или это театр новой пьесы? Или и то, и то?

- Театр.doc - это такой классный мутант, у которого нет никакого одного направления — это и новая пьеса, и свидетельский театр, и разные формы документального, и даже театр для всей семьи. И единственное, что все их объединяет, — это внимание к человеку. К его боли, его одиночеству, радостям и провалам.

- Были свидетели и участники событий, жизнь которых поменял театр?

- Самый наглядный пример — это, конечно, наша Марина Клещева. Она выросла в неблагополучной семье, без любви и внимания, и как-то так повернулась жизнь, что она попала в тюрьму за разбой. В общем, она отсидела 12 лет, встретила в тюрьме режиссера Варвару Фаэр — тогда, в начале нулевых, театр звали в тюрьму работать с заключенными. И вот там Марина впервые вышла на сцену, потом вышла на свободу и пришла на сцену Театра.doc. Теперь она актриса, режиссер и драматург, у нее свои спектакли, она снималась у Серебренникова, Лозницы и Александра Расторгуева с Павлом Костомаровым.

- Театр и активизм. Это было с самого начала или пришло потом? Док - это диссидентский театр?

Театр, в котором не играют                          3
«Война близко». Фото: Нестор Ротсен

- В первую очередь Док — это эстетическое явление, просто сейчас в России эстетическое — это политическое. А то, что нас считают чуть ли не главными оппозиционерами — так мы просто апеллируем к норме, как говорил Угаров, и это сегодня — уже большое, чуть ли не революционное высказывание. И говорить то, что каждый человек — это ценность, когда за людей не считают почти никого, — тоже вызов той реальности, которую нам пытаются доказать. Сказать самое простое «война — это плохо» — уже страшно, потому что «как бы чего не вышло», «товарищ майор услышит». А Док стоит и говорит: «Война — это полный ад, ребята. Вот смотрите, что происходит в Луганске», — и новеллу про бомбежки в городе, а следом еще про то, как сфабриковали дело Сенцова — это в «Войне близко». И так постоянно, изо дня в день — норма становится радикализмом и активизмом, а это в первую очередь грустно, про эстетику тут думаешь вообще в последнюю очередь.

Театр, в котором не играют                           777
Михаил Угаров
Театр, в котором не играют Gremina
Елена Гремина

- Театр и фестиваль «Любимовка» - как они связаны?

- Когда-то «Любимовку» передали Греминой и Угарову старшие товарищи, так она стала неразрывно связана с Театром.doc. Ее долго делали Гремина, Угаров и Ковальская. Потом решили, что пришло время передать ее младшим — так кураторами фестиваля стали Казачков, Дурненков и Банасюкевич. Про «Любимовку» был однажды очень крутой момент. Кажется, в 2008 году. Тогда денег не было совсем. Ни на Док, ни на «Любимовку». Ковальская придумала «сценарное бюро», которое занималось сериалом. «Любовь на районе» для ТНТ. Гонорары собирали в одно, четверть шла на Док, четверть — на «Любимовку» (проведение фестиваля и финансовая поддержка молодых драматургов) и уже оставшееся — авторам. Такое маленькое гражданское общество, вопреки всему.

- А есть другие фестивали, которые поддерживает Театр.дос?

- В Театре.doc есть фестиваль грузинского современного искусства «Перемотка», который курирует Майя Мамаладзе. Каждый год она привозит современных драматургов или режиссеров кино к нам.

- Театр.дос называет себя театром, в котором не играют. Что это значит?

- Театр, в котором не играют, — это такая история про то, что человек на сцене должен выглядеть как человек, а не безумное искусственное создание. И это во многом про «ноль позицию», которую придумал Угаров. Такая совсем другая актерская система, хотя на самом деле — вполне себе в традициях русского театра. Но не того пыльного и неповоротливого, а яростного, современного, слышащего шум времени.

Театр, в котором не играют doc rehearsal
«Двое в твоем доме», самые первые репетиции. Фото: Владимир Луповской

Театр, в котором не играют rehearsal 3Театр, в котором не играют rehearsal 2Театр, в котором не играют rehearsal 4

- Назовите, пожалуйста, режиссеров и драматургов, которые начали в Доке?

- Какое-то огромное количество драматургов вышло из «Любимовки», когда ее курировали Гремина, Угаров и Ковальская. Вот та же тольяттинская группа — братья Дурненковы, Юра Клавдиев, как драматург дебютировал в Доке Валерий Печейкин, из Дока вышел Иван Вырыпаев, родной доковский — Максим Курочкин. Саша Денисова, Александр Вартанов — всех вообще не перечислить. Просто Док дает шанс на провал, тем самым предоставляя полную свободу — как тут не стать классным художником.

- Как Док связан с Европой? С ближним зарубежьем? С Украиной?

- На Гремину и Угарова очень повлиял Роял Корт (Royal Court Theatre). Когда-то с семинаров Роял Корта и началась история современного документального театра в России. Очень нежные отношения с Польшей — во многом спектакль Дока «Сентябрь.doc» — про теракт в Беслане — изменил польский театр, его подход. А Украина — особые отношения, оттуда любимые драматурги Греминой и Угарова — Курочкин и Ворожбит. И в целом Гремина и Угаров очень сильно повлияли на «новую драму» в Украине.

- Видите ли вы себя в контексте мирового театра или скорее как специфически русский театр?

- Так как Театр.doc говорит об обычном человеке и о том, что этот самый обычный человек — ценность, то тут совершенно международный театр, конечно. Только мы говорим в современных российских реалиях, которые сейчас, например, для Европы — что-то невообразимое. Ну там обрезание у женщин на Кавказе, гомофобия, пытки — и это тоже темы Дока. Дать голос тем, кого никто не хочет слышать. Сейчас вообще возникает какая-то мировая потребность в документальном театре. В обществе постправды сложно ориентироваться, понять, что есть что, как работать с реальностью, где вообще реальность.

Театр, в котором не играют teatre doc 2
Последний показ «Болотного дела». Фото: Нестор Ротсен

- Насколько театр будет продолжать традиции Угарова и Греминой? Будет ли что-то меняться?

 - Понятно, что точно таким же, один в один, Театр.doc оставаться не сможет. Он и при Греминой и Угарове был совершенно разным, просто всегда — современным. И это будет оставаться. Останется и его гражданская позиция, и внимание к тем, к кому обычно поворачиваются спиной.

- Как театр связан со школой документального кино Марины Разбежкиной? И вообще с кино?

- Когда-то в Доке был совершенно сумасшедший Кинотеатр.doc. Фестиваль нестандартного кино — и игрового, и документального. А со школой отношения вполне себе родные — школа носит имя худрука — Школа доккино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, многие выпускники работают или работали в Театре.doc. Анастасия Патлай, например. Я тоже выпускница этой школы, где мы и познакомились с Угаровым, и он взял к себе.

- Насколько интерактивен театр? Участвует ли публика в спектаклях?

 - Театр.doc вообще тяготеет к интерактивности, часто в спектаклях задействуют самих зрителей. Например, в спектакле Греминой «Простить измену» зал долго и бурно обсуждает измены прямо во время спектакля.

- Каковы основные цели театра?

- Говорить о человеке, думать о человеке, открывать новые имена, давать шанс на провал и победу, видеть и осмыслять реальность и современность, какими бы они ни были.

 

Визит Заремы и Джона в Лондон организован совместно «Открытой Россией», Пушкинским домом и Anglo Russian culture club ARCC.

Читка 19 октября и встреча 20 октября участвуют в фестивале Блумсбери, посвященном в этом году связи искусства и активизма.

 

Лариса Итина,
anglorussian.co.uk

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *