Тильда Суинтон: Актриса

Суинтон не похожа на актрис из Голливуда. Она потомственная аристократка, родившаяся в семье военного – сэра Джона Суинтона – и леди Суинтон. Детство она провела в частных школах Лондона, где училась вместе с Дианой Спенсер, но с тех пор всеми фибрами души ненавидит эти закрытые заведения для воспитания благородных девиц: преподаватели не разрешали слушать музыку. А слушать Суинтон хотела панк – дело было в 70-х. Тем не менее, как и каждая порядочная девушка, она послушно окончила Оксфордский университет, изучив политологию и социологию. Во время учебы полюбила театр, играла в студенческих постановках, но ей практически никогда не давали главные роли. Впервые ее мечта сбылась уже по окончании учебы в Эдинбурге на сцене театра «Триверс»: она сыграла в постановке, посвященной женскому антифашистскому сопротивлению в Сталинграде. В этом театре произошло и знакомство с будущим мужем – драматургом и декоратором Джоном Бирном. Через некоторое время у пары родились близнецы.
Роли Суинтон в кино, в отличие от театральных подмостков, всегда были экстравагантными: она снималась у режиссера авангардного кино Дерека Джармена и у известного своими сюрреалистическими кинотриллерами режиссера Кристофа Шлингензифа. Однажды Суинтон играла роль экспоната на выставке художницы Корнелии Паркер. Каждый день она проводила в стеклянной витрине, где нужно было просто лежать. Сама Суинтон говорит, что, если бы не голливудские фильмы «Пляж» и «Хроники Нарнии», об ее артхаусных проектах никогда никто бы не узнал, но она рада, что сделала своим предыдущим работам такую рекламу. Интересно, что своего пока единственного «Оскара» Суинтон получила за роль в другом фильме – «Майкл Клейтон» о судьбе юриста крупной компании. Сама актриса говорит, что ее домочадцы не узнали статуэтку «Оскар», когда она привезла ее из Америки, потому что никогда не смотрят телевизор. Но этот факт не мешает Суинтон продолжать сниматься в американских проектах. Она продолжает работать над очередным фильмом из серии «Хроники Нарнии».

Цитаты:

Я всегда знала, что некрасива.

Я все могу простить родителям, кроме частной школы. Там нам не разрешали слушать музыку.

В девятнадцать лет я вступила в компартию, но этой партии больше не существует. Коммунистическая партия Великобритании стала партией левых демократов.

Нам постоянно твердят, что алкоголики безнадежны. Большинство по-настоящему интересных, энергичных и живых людей, которых я встречала, были алкоголиками.

Я тихий человек. Я счастливее, когда молчу.

На самом деле я натурщица. И кроме того — дизайнерский продукт.

Ко мне то и дело обращаются «сэр» в лифтах или на улице. Наверное, потому, что я длинная и не злоупотребляю губной помадой.

Я не думаю о будущем и не хочу знать, что будет. Мне не нужны никакие гарантии.

До 17 лет я сосала большой палец. Не помню, почему перестала. С тех пор еще несколько раз пробовала, но это больше не работает.

Мы привыкли к сюжетам, которые длятся тридцать минут, включая рекламу. Стоит ли удивляться, что мы не готовы ждать развязку больше 90 минут, включая попкорн?

Я слишком серьезна, чтобы быть дилетантом, а чтобы быть профессионалом, мне не хватает квалификации.

Я очень смешная — просто никто этого не замечает. Всех пугают длинные люди с серьезными лицами.

Меня не волнует шум в прессе. Как не интересовали насмешки одноклассников. Это никак не влияет на нашу жизнь.

Я никогда не рассчитывала, что меня поймут.

Мой дом — зона, свободная от стыда.

Я выгляжу в точности как мой отец, если побреется. Еще я похожа на Дэвида Боуи. Не только внешне, но и неопределенностью пола.

Александра Вагнер

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *