Тим Рот – актер и режиссер

Тим Рот - актер и режиссерТимоти Саймон Смит родился в 1961 году в Лондоне, в семье учительницы и журналиста. Его отец якобы сменил фамилию для того, чтобы после Второй мировой войны путешествовать по странам, враждебным Великобритании, и писать о них. Таким образом он пытался скрыть свою национальность.

Рот всегда играет плохих парней, однако этот имидж он обрел по чистой случайности. Во время учебы в Лондонской школе искусств (он хотел стать скульптором) Рот ехал по городу на велосипеде, и у него спустила шина. Недолго думая, он направился в близлежащий театр спросить, нет ли у кого насоса. Насоса в театре не оказалось, зато там проходили пробы на фильм режиссера Алана Кларка «Сделано в Британии». Тиму Роту задали один вопрос: «Побреешься наголо, если что?», и он ответил: «Конечно».

После первой роли его заметили несколько британских режиссеров, и уже в 90-х актер сыграл в нашумевшем фильме о художнике Винсенте Ван Гоге «Винсент и Тео», а также в киноверсии пьесы Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Дорогу в Голливуд ему открывала другая роль – у Квентина Тарантино. Сначала в фильме «Бешеные псы», а потом в «Криминальном чтиве» и «Четырех комнатах». С тех пор Рот работает в Америке. Можно считать, что он вернулся на родину своих предков, так как его отец приехал в Англию из Нью-Йорка, куда бабушка и дедушка Тима Рота эмигрировали из Ирландии.

Актер даже умудрился петь с экрана – в комедии Вуди Аллена «Все говорят, что я люблю тебя». Правда, с конца 90-х Тима Рота в кино почти не было видно. Поговаривают, что он решил посвятить себя семье и детям. У него трое сыновей: один от первой жены Лори Бэйкер и двое – от его нынешней супруги Никки Батлер. Младшие названы в честь любимых писателей Тима – Хантера Томпсона и Кормака МакКарти.

Цитаты:

– Меня часто принимают за еврея. Так получилось, что после войны мой отец сменил свою английскую фамилию Смит на еврейскую Рот. Он был со странностями, мой отец. Боже, как я устал от всех этих приглашений на Пурим!

Я уехал из Англии только потому, что для меня там не нашлось работы. И я никогда не смогу избавиться от мысли, что живу за границей.

Я актер. И это все, что я умею. Так что если я когда-нибудь просру свой талант, то все — считайте, что я в жопе.

Я заметил странную штуку: у плохих режиссеров можно научиться большему, чем у хороших.

Когда мне присылают сценарий и сообщают, что мне предстоит прочитать что-то между «Криминальным чтивом» и «Бешеными псами», я отправляю его в помойку не раздумывая.

Жизнь — это не миска с черешней.

Вдохновение нужно черпать в том, что тебя пугает.

Я всегда очень неуютно чувствовал себя в перерывах между фильмами. Думаю, это идет от традиционного английского страха — страха безработицы.

Всю жизнь хотел сыграть кого-нибудь с длинными усами.

Люди стали трусливее и уживчивее — тут и говорить не о чем.

Меня всегда смешил XVIII век: большинство мужчин этой эпохи выглядят на портретах как трансвеститы, причем не просто как трансвеститы, а как особый их сорт — трансвеститы-дешевки. Правда, я прекрасно понимаю, что у каждого из них была шпага и убивали они не задумываясь.

Зрители всегда запоминают злодеев лучше, чем героев. Поэтому я всегда стремился играть злодеев.

Ненавижу, когда на экране у актеров слишком уж белые зубы.

Одно я знаю наверняка: если тебе предлагают поработать сверхурочно — отваливай.

Александра Вагнер

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *