«Трикстер»: Детский театр для взрослых

На следующей неделе в Лондоне дети и родители смогут посмотреть интерактивный теневой спектакль «Сказку, которая не была написана».

Skazka «Трикстер»: Детский театр для взрослых

Мария Литвинова –счастливая мама, режиссер и актриса московского театра «Трикстер», в стенах которого она творит вместе со своим мужем Вячеславом Игнатовым, рассказала об особенностях детского театра, творческих сектретах и о том, как их дети «работают куклой».

В каком жанре создаются спектакли? Чему самому главному научила вас работа в театре «Тень», и как возникла идея организовать свое пространство?

Еще студентами мы пришили в театр «Тень», где получили теоретические и практические знания о том, как удивить зрителя и сделать уникальный, ни на что не похожий спектакль. Проработав там 10 лет, мы поставили свой спектакль, получили за него «Золотую маску» и решили, что настало время уходить и делать свой театр. Именно тогда в 2010 году возник «Трикстер», а в 2014-oм мы обзавелись своим домом. Наш театр называется «Театр формы и эксперимента», при создании спектакля сначала придумывается форма, а потом уже ищется материал. Бывает, что нужного литературного произведения не находится, и тогда мы сочиняем сами. Так произошло, например, со спектаклем «Сказки роботов о настоящем человеке», который обязательно хотелось поставить в стиле «стимпанк».

Как устроен ваш театр? В чем его «фишка»?

У нас в нет труппы. Как и многие частные театры, он организован по принципу проектов: актерский состав подбирается под спектакль. Со Славой мы до недавних пор все делали вместе, но проектов стало так много, что пришлось их делить. Мне больше удается организационная часть,а Слава гениально работает с актерами, иногда приходится меняться ролями. Но мы всегда советуемся друг с другом.

Фишка «Трикстера», в том, что все спектакли не похожи друг на друга.Нам интересно экспериментировать с формой: тени, куклы, роботы, настоящие оперные певцы, современный танец. Стараемся работать с материалом, который ставят редко, или не ставят вообще, например: сказки Феликса Кривина, интервью и воспоминания Жана Ионеско, Сказки Станислава Лема, тексты Блеза Паскаля и т.д. Даже опера, которую мы поставили в Пермском театре оперы и балета была специально написана для нас Петром Поспеловым.

С одной стороны, дети по своей сути всегда в любую эпоху остаются теми же. Но, все-таки, современные дети растут во чень насыщенной информационной среде, со своими фишками, гэгами и так далее. Вы как-то ориентируетесь на это?

Спектакли для детей должны быть насыщенны по форме, и по действию. Если ребенок ни разу не удивился за 3 минуты, он потерял интерес к происходящему на сцене и вернуть его очень сложно. Лучший спектакль для детей – это спектакль, который нравится взрослым. Взрослый – наш основной адресат. Дети считывают верхний пласт формы и сюжета, а взрослые понимают «о чем» с ними говорят. И мы всегда безумно рады, когда видим, как меняется лицо папы, сидящего в зале, как после спектакля заплаканная мама говорит, что это спектакль про ее жизнь. Разные случаи бывали.

Как ваши дети реагируют на работу своих родителей?

У нас двое детей 2 года и 5 лет. Удивительно, но дети все впитывают: наш лексикон, форму поведения, им ясна самая суть профессии. Они показывают нам свои спектакли не менее 3 раз в неделю. Дочка говорит не «играть куклой», а «работать куклой», знает всю театральную терминологию. Вместо садика она частобывает на наших репетициях, часто делает точные замечания по поводу происходящего на сцене.

Какие задачи, на ваш взгляд, сегодня стоят перед детским театром?

Воспитание нового поколения людей. Ребенок, пришедший в театр – это будущий зритель, а главное, будущий гражданин.Эти дети будут принимать решения и сделают мир таким, каким они захотят. Мы должны дам им представления об этике, эстетике, красоте и законах этого мира.

«Сказка, которая не была написана» – ваш первый спектакль, сколько раз он уже был сыгран? Есть ли у вас сюжетные заготовки, или это чистой воды импровизация?

Спектакль родился из опыта работы с тенью. Мы учились, экспериментировали с тенью и светом, а потом объединили все этюды в сюжетную линию. Это наш самый интерактивный спектакль,созданный в жанре черновика – он обладает жесткой структурой, но сюжет во многом зависит от зрителя. Играем мы его уже 10 лет, по 4-5 раз в месяц, и каждый раз это огромное удовольствие, потому что ничего не повторяется: новые реакции, новые ходы, новые люди в зале. Было много веселых моментов, связанных с комментариями зрителей. Например, на одном из последних спектаклей, когда я – в роли принцессы – произнесла душераздирающий монолог о своей жизни, закончив его словами: «я сделаю свою настоящую жизнь похожей на сказку» раздался скептический детский голос из зала: «Каким же это образом, интересно?»

В чем основная сложность работы с тенью?

Практически в каждом спектакле мы изобретаем что-то новое в теневом театре. При работе с тенью главное – свет и его поведение в разных условиях. Нас так часто просят раскрыть секрет, что мы решили учить детей, а иногда и взрослых основам теневого театра. Такой мастер-класс мы проведем в этот раз и в Лондоне.


Маргарита Баскакова.

8 февраля театр «Трикстер»
и Arbuzz Project представляют спектакль «Сказка, которая не была написана».

The Tabernacle Theatre, 35 PowisSq, Off Portobello Rd, W112AY.

Билеты: www.arbuzz-theatre-skazka.eventbrite.co.uk

Справки по телефону: 020 3589 8212 (Arbuzz Project).

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *