Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

О войне на Украине сейчас говорят все и везде. Информации столько, что переизбыток путает и пугает людей больше, чем ее отсутствие. У многих своя правда, в которую они твердо верят и пытаются убедить весь остальной мир. Но иногда лучше всего бывает послушать не чье-то мнение, а реальную историю реальных людей, видевших войну с первых дней. О том, свидетелем чего ей пришлось стать, и как вся жизнь может полностью перевернуться в один момент, нам рассказала Светлана Осипцова, которая родилась и всю жизнь прожила в украинском городе Николаев. Там она вышла замуж, там родились и двое дочерей. Ее муж работал в службе скорой помощи, а сама Лана – логопедом и психологом. Никогда в жизни она не думала, что налаженная жизнь вдруг перевернется, и ей придется бежать с младшей дочерью в неизвестность из родного города, оставив близких и все, что было дорого.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Предоставляем вашему вниманию историю нелегких испытаний, записанную с ее слов.

«Дату 24 февраля я теперь никогда не забуду – именно тогда, в 4 утра жители Николаева проснулись от первых взрывов. Мы, мирные люди, не понимали в чем дело, так как никогда раньше не слышали звуков разрывающихся снарядов в своем городе и все мирно спали перед новым рабочим днем. Никто не понимал, что это значит, и только к обеду по интернету разлетелась информация с обращением Путина, о том, во что поначалу было невозможно поверить – нападении России на Украину. Взрывы прогремели одновременно по стратегическим объектам городов Украины – в Николаеве были разгромлены вокзал и аэродром, тем самым лишив жителей возможности эвакуироваться.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

В 4 утра бомбили стратегические объекты, чтобы оставить людей без необходимого. Как в фильмах о Второй мировой войне, мы с дочкой заклеили окна крест-накрест и поспешили в аптеку и магазин. В городе началась паника, и уже на другой день в аптеках и в магазинах города были очереди и все быстро заканчивалось.

На следующий день, 25 февраля, наша семья решила ехать в деревню, в 50 километрах от города, где живет моя мать. Но и там не удалось надолго задержаться, обстрелы продолжались, и оставаться в деревне тоже стало небезопасно. Старшая дочь в это время была в Киеве, они прятались в метро от налетов, но молодежь не впадала в панику, все дружно помогали друг другу, волонтерили, устроили свою коммуну на 40 человек, как могли старались выжить и помочь другим.

Мы устроили семейный совет, чтобы решить, что делать дальше. Мои родители послевоенного поколения, до последнего отказывались верить, что в стране идет самая настоящая война. Но мы с мужем видели, что положение серьезное, поэтому было решено мне с младшей дочерью ехать в Одессу, а оттуда пытаться выбраться из страны. Дорога до Одессы, которая обычно занимала час-полтора, растянулась на девять часов из-за потока людей, которые тоже пытались найти безопасное место. На дорогах уже стояли блок-посты, и машины, и людей проверяли.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Но вот, наконец, Одесса, где мы решили отправиться на вокзал узнать, ходят ли поезда, и к счастью, как раз успели на эвакуационный поезд, который отправлялся на запад страны, во Львов. Там, на одесском вокзале, пришлось попрощаться с мужем, не зная, когда теперь мы увидимся. Он вернулся обратно в Николаев выполнять свой долг и помогать тем, кому это необходимо, ведь работы у «скорой помощи» всегда хватает и в эти дни ее стало в разы больше. А я с дочерью Софией и маленькой собачкой Милтон отправилась дальше. Еще бы год назад, возможно, и обрадовалась бы возможности посетить столько стран, но сейчас, увы, поездка была совсем невеселой.

Вагоны поезда Одесса-Львов были переполнены, в стандартном купе поезда ехало по 10 человек, в основном матери с детьми, коридоры вагонов тоже были заполнены людьми.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Вокзал во Львове ошеломил огромным количеством народа. Сюда начали стекаться беженцы со всей страны. Правда, волонтерская служба была уже организована и очень четко работала. Во Львове мы переночевали в художественной студии, которую переоборудовали для беженцев.  Старшая дочь из Киева дала номера волонтеров, которые помогли переночевать и найти автобус, отправляющийся в Польшу. У меня в Гданьске был старый друг, который пообещал нас принять. Казалось, стоит только пересечь границу, и ужасы войны, как будто сошедшие со старых пленок киноленты, окажутся позади.

До границы с Польшей от Львова ехать всего 1,5 часа, но на последнем километре, из-за огромного потока людей, пришлось ждать еще более 10 часов. Это были очень нелегкие часы ожидания и прощания с родиной. Кто знает, что будет с страной и что нас ожидает за границей? Но, наконец рубеж пройден, и автобус прибыл в польский город Жешув. На польской границе всех сразу кормили, были теплые помещения, горячий суп, памперсы и питание для малышей, а кому необходимо – медикаменты. Я была очень благодарна прекрасно организованной волонтерской помощи в Польше. Нам попадались хорошие, отзывчивые люди, которые всеми силами старались помочь.

 

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Волонтеры в Польше посадили нас на поезд до Варшавы, где нас встретили друзья  – это была непередаваемая радость, вперемешку с пустотой и усталостью. Друзья показали нам пункты регистрации прибывших в Польшу, где нам выдали самое необходимое и даже купоны на питание на 200 злотых (примерно £35). Волонтерская помощь работала очень слаженно, среди них было много молодежи – студенты-медики, психологи.

Казалось, утомительное путешествие закончилось, мы у друзей, можно отдохнуть и прийти в себя, но неожиданно их обстоятельства изменились, и семья попросила нас покинуть дом. Мы были очень благодарны помощи и встрече, которую они оказали нам в первые дни в Гданьске, но все же идти было совершенно некуда. С дочерью и собакой мы несколько дней ночевали в пункте волонтеров и на вокзале, пытались найти и снять хоть какое-нибудь жилье. Но в городе уже было много украинцев, каждый день прибывало по 600-700 человек, и сдавать дома беженцам поляки боялись. Даже через знакомых и риэлторов нам отказывали. Остановиться было решительно негде, и нам пришлось ехать дальше. Теперь в Италию.

В Италии жили друзья, которые сами несколько лет назад бежали от войны из Донецка, и прекрасно понимали нашу ситуацию. Они очень нам сочувствовали, постоянно были на связи, и приглашали остановиться у них.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Но путь до Италии неблизкий, а из-за собаки перемещаться мы могли только на поездах. И снова большое спасибо волонтерам, которые помогли получить бесплатные билеты на поезд, объяснили, в каких городах нужно делать пересадки. Лучше всего волонтерская помощь была организована в Германии – по-немецки четко, удобно, понятно и продумано. Волонтеры говорили на нескольких языках, на вокзале был медпункт, место для домашних питомцев, предоставляли еду, одежду, предметы первой необходимости.  Кроме того, на одном из запасных путей стоял длинный поезд, в котором было тепло, и можно было достаточно комфортно переночевать.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

 

Несколько пересадок, поезд через Германию, потом Австрию, и вот мы наконец в Италии, небольшом городе Парма. Друзья приняли нас радушно, но выяснилось, что они вчетвером живут в крошечной квартирке на 27 кв. метров, и еще ждут родственников, поэтому вскоре стало ясно, что увы, и здесь не получится надолго задержаться. Кроме того, в Италии оказалось не так уж и безопасно – вокруг ходили страшные истории о сутенерах, которые пользуются беззащитностью беженок.  Волонтерская служба в Италии практически отсутствовала, и я поняла, что опять нужно куда-то ехать.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Не передать, как мы уже устали от бесконечных скитаний и поездов, от неизвестности и долгого отсутствия какого-либо личного пространства. Тут нам рассказали о социальной программе в Англии, где готовы принять украинских беженцев. И вот снова поезда, и путь вначале во Францию, Париж.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Будучи уже на грани отчаяния, я рассказала всем свои друзьям в разных странах о своем положении и попросила помочь. Благодаря им, а также сарафанному радио, нас на некоторое время приняли в русскую семью в Париже, а затем мы переехали в пригород в другой временный дом. Снова большое спасибо волонтерской службе в Париже и Красному Кресту. Нам искренне старались помочь, и я очень благодарна добрым и отзывчивым людям, которые тут встретились.

Уехать, чтобы выжить – история семьи, разделенной войной

Не с первого раза, но опять, при помощи знакомых, нам удалось найти принимающую сторону в уэльском городе Суонси, которые согласились выступить нашими спонсорами и принять в свой дом. Но простой устной договоренности недостаточно, чтобы приехать в Великобританию, обе стороны должны представить различные документы и правильно оформить заявку. Я очень благодарна британскому правительству за эту программу, однако оформление документов – не самое простое дело и занимает много времени. Но мы очень стараемся, заполняем и переводим документы с надеждой, что сможем уладить все формальности и найдем место, где будем чувствовать себя в безопасности, где не придется ночевать на вокзалах и прятаться от взрывов…

И еще. Я родилась и всю жизнь прожила в Украине, но я не верю во вражду между русскими и украинцами, которую медиа так упорно внушают людям. Я не видела, чтобы у нас притесняли русских, и в стране всегда можно было говорить на двух языках. Кроме того, на всем долгом пути скитаний, нам встретилось немало прекрасных и неравнодушных русских людей, а в Украине, как мне рассказывал муж, медицинскую помощь оказывают всем – как украинским, так и русским солдатам. Поэтому, несмотря на то, в чем нас хотят убедить политики, многие не питают никакой ненависти, и поддерживают друг друга вне зависимости от национальности.

Я призываю всех неравнодушных хотя бы немного помочь тем, кто безвинно пострадал в этой безумной войне, кто в один миг остался без крыши над головой, без работы, без денег… Не желаю никому прожить наш опыт, только поддержка знакомых и незнакомых людей самых разных национальностей помогла мне не ожесточиться в эти ужасные дни и сохранить веру в человеческую взаимовыручку».

 

Записала Татьяна Мезенцева