«В еврейский театр ходят все»

Alexander-LevenbukЕго голос знали миллионы советских школьников. Один из бессменных ведущих передачи «Радионяня» Александр Левенбук (Алик) вместе с «радиоволшебником» Николаем Литвиновым и его коллегой многие годы помогали «ребятам-трулялятам» осваивать законы грамматики и математики, правила поведения и дорожного движения и еще целую кучу очень нужных, но довольно скучных вещей – если рассказывать о них канцелярским языком!

Только «Радионяня» самые нудные правила превращала в песенки и шутки, которые тут же крепко застревали в памяти. Прошло почти тридцать лет, а те, кто слушал в детстве эти передачи, до сих пор не забыли ни «Радионяню», ни правила, которым их научили ведущие. Мы просто не могли не коснуться этой темы в нашем интервью с народным артистом РФ, актером и режиссеро, художественным руководителем Московского еврейского театра «Шалом» Александром Левенбуком. Александр Семенович, празднующий в этом году свой 80-летний юбилей, полон сил, энергии, театральных планов и, конечно же, никогда не покидающего его чувства юмора.

– Весной 2013 года Московскому еврейскому театру «Шалом» исполнилось 25 лет. Как удалось создать этот уникальный театр и четверть века удерживать на плаву в столь непростые времена, да еще в таком далеком от центра Москвы районе (на Варшавском шоссе. – Прим. ред.)?
– Начну с того, что Россия – достаточно театральная страна. У нас любят театр, и даже в тяжелые военные годы люди продолжали ходить на спектакли. При советской власти было 22 еврейских театра. Их потихоньку закрывали, пока в 1949 году не был разгромлен самый главный еврейский театр на Малой Бронной – Соломона Михоэлса. Одна женщина подарила нам кресло, в котором репетировал Михоэлс. Когда уничтожали декорации, афиши и реквизит театра, она буквально выхватила это кресло из огня и хранила у себя долгие годы. Наш театр возник после 40-летнего антракта – именно столько лет в Москве не было еврейского театра!

– Кто был инициатором создания театра?
– Это идея Кобзона. Практически он и пробил этот театр. На вопрос, как я попал сюда, обычно отвечаю: на эту работу меня устроил Кобзон. Правда, дураков, желающих пойти на эту работу, нашлось немного, и я – один из них. Тогда ведь существовал еврейский драматический ансамбль – сидели, работы не было, изредка выезжали на гастроли в мелкие города (в крупные не пускали!). Играли на идише – языке, которого к тому времени практически никто не знал. Если на Украине язык еще как-то существовал, то в Москве буквально считанные люди знали идиш. Район, где разместился наш театр, – трудный: довольно бедный и к тому же удален от центра. Мы объявили жителям дома, в котором находился театр, что они могут посещать спектакли бесплатно – так ни один не пришел! Сегодня приходят, здороваются с нами на улицах, а в расположенном поблизости кардиоцентре мне могут даже уступить очередь! Наш район еще славен тем, что является первым по количеству коммунистов в столице. Такая вот специальная среда для еврейского театра! Но, как сказал один раввин, видно, нам Всевышний помогает, если 25 лет работаем, играя по 26 спектаклей в месяц.

– Расскажите, пожалуйста, о репертуаре театра.
– У нас несколько мюзиклов и несколько спектаклей, близких к этому жанру. Вообще-то у евреев все тяготеет к мюзиклу. Я как-то спросил в Америке: почему у вас такая еврейская страна и так мало еврейских театров? Всего лишь два, и оба в Нью-Йорке. А мне ответили: а мюзикл? (Смеется.) Это и есть еврейский театр, если посмотреть, кто из режиссеров занимается мюзиклом, – практически все они евреи. Как-то мне позвонил любимый актер Гафт и спросил: «Народ ходит?» Я отвечаю: «Грех жаловаться». Тогда он говорит: «Публика еврейская или нормальная?» (Смеется.) Понятное дело, имея в виду интернациональную публику. Такая публика – предмет нашей гордости. Во-первых, в Москве не найдется столько евреев, а во-вторых, мы, театр, играющий на русском языке, не можем быть исключительно театром для евреев.

– Тематика ваших спектаклей сугубо еврейская? У вас много песен, музыки, анекдотов…
– Мы играем и трагедии – Башевица-Зингера, Фейхтвангера, Эмиля Ажара. Спектакль «Мадам Роза» по Ажару газета «Комсомолка» назвала гениальным, а главный попечитель нашего театра Иосиф Кобзон сначала пришел на «Мадам Розу» один, а в следующий раз привел 10 человек.

Елена Рагожина.

Полный текст читайте – «Новый стиль» 7/2013.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *