«Великое искусство всегда трагично…»

«Великое искусство всегда трагично…»Несмотря на свою молодость, Ноа Биркстед-Брин (Noah Birksted-Breen) успел завоевать репутацию талантливого режиссера и постановщика. Причем его имя известно как в британских, так и в российских театральных кругах. Стоит заметить, что он прекрасно говорит на русском языке, который некоторое время назад изучал в Оксфордском университете, а потом около года совершенствовал его в России, учась в Санкт-Петербургском государственном университете. Он безгранично влюблен в русскую драматургию, а потому со своей легкой руки организовал первый фестиваль русскоязычной драматургии, который с успехом прошел в Лондоне в феврале этого года. Человеческие качества Ноа ничем не уступают профессиональным. Он поражает своей открытостью и дружелюбием.

– Откуда такая любовь к русскому языку? Нечасто можно встретить англичанина, свободно владеющего русским языком.

– Дело в том, что у меня русские корни. Мои прабабушка и прадедушка эмигрировали из России в Соединенные Штаты незадолго до революции 1917 года. Правда, после окончания Второй мировой войны уже бабушка и дедушка решили вернуться в Европу. Эта связь с Россией и зародила любовь к русскому языку. Мне очень повезло, что в школе, в которой я учился, преподавали русский, а потому я еще в детстве начал знакомство с этим языком. Сам собой решился вопрос и с высшим образованием. В Оксфорде я изучал русскую и французскую филологию. Именно тогда я увлекся русской классикой, в частности, Достоевским и Чеховым. Современных российских писателей я познавал, живя в России, и могу сказать: они интересны не меньше, чем классики.

– Привязанностью к современной русской драматургии пропитана вся твоя творческая деятельность. Театральная компания «Спутник», которую ты сам организовал в 2005 году и которой успешно руководишь, провела в Лондоне фестиваль современной русскоязычной драматургии. Что стало его отправной точкой?

– Пожалуй, мои амбиции. До фестиваля я несколько лет ставил спектакли по русским пьесам. Но мне хотелось чего-то более грандиозного. И тогда я решил, что фестиваль – это именно то, что мне надо. Ведь на нем я могу показать сразу несколько работ современных русских драматургов.

– Ты доволен тем, как прошел первый фестиваль?

– Абсолютно. Одна из целей, которые я ставил при подготовке к фестивалю, проверить, насколько русская драматургия интересна лондонскому зрителю. И к моему приятному удивлению, среди публики были как русскоговорящие, так и англоязычные зрители. И по реакции в зале было видно, что затронутыми темами прониклись и те, и другие.

– Не могу не спросить: будет ли продолжение? Есть ли в планах второй фестиваль?

– Успех первого показал, что и второму открыта дорога. Но это довольно длительный процесс. Сейчас я занимаюсь подбором пьес. В сентябре я еду на фестиваль «Любимовка-2010», который пройдет в Подмосковье. В нем принимают участие молодые драматурги, с которыми мне предстоит встретиться и познакомиться. Именно это мероприятие и поможет мне в подборе пьес, которые мне потом предстоит перевести на английский язык.

– Не кажется ли тебе, что современная русская драматургия зачастую тяжелая и трагичная?

– Согласен. Вообще великое искусство всегда трагично. Писателям всегда были интересны трагедии людей, их проблемы, а не какие-то позитивные стороны их бытия. Более того, драматургия отражает современную жизнь. То, что сейчас происходит в России, просто перемещается на сцену. И театр очень часто исполняет роль медиа, которая не всегда верно касается определенных тем. Такой цензуры, как в некоторой печатной прессе или на телевидении, в театре нет.

– О цензуре в российском театре хотела у тебя узнать.

– Нет, она невелика. По той простой причине, что крупные театры в России занимаются в большинстве своем постановкой классики. Тут ошибиться практически невозможно. Что же касается малых российских сцен, то у них незначительная аудитория, следовательно, как таковой контроль не нужен. Вообще современные драматурги довольно тяжело прокладывают себе дорогу. То, что они пишут, очень часто называют «чернухой». Занимает некоторое время, чтобы «распробовать» это, а потом зритель осознает, что на самом деле все это не так и плохо. Да ведь и Чехова гением изначально никто не называл…

– Скажи, а отличается ли русская современная драматургия от английской? Если да, то чем? Если нет, что больше всего их сближает?

– Пожалуй, на этот вопрос однозначно ответить невозможно. Я сам задавался им много раз, но никогда не мог найти ответ, который полностью удовлетворил бы меня. Ясно, что английские и русские драматурги стараются затронуть повседневные проблемы, которыми окружен современный человек. Определенно есть различия в жанрах и направлениях. Английские пьесы более политизированы. Наша публика театрально агрессивнее. Мы постоянно жаждем критики правительства и политической системы. Английские авторы затронут любую тему, которую можно подвергнуть критике. Русские драматурги, в свою очередь, великолепно умеют разглядеть проблемы отдельных слоев общества. Правда, был определенный перерыв, он связан с политической системой, которая царила в Советском Союзе, но в 90-х годах прошлого столетия драматурги вновь обратились к социальным проблемам. Это, на мой взгляд, и есть главные сходства и различия английской и русской драматургии.

– Над чем ты сейчас работаешь?

– Кроме того, что я начал подготовку ко второму фестивалю (которая включает в себя не только подбор пьес, но и поиски спонсоров, которые помогли бы в организации мероприятия, чем реально способствовали бы продвижению богатой русской культуры), я перевожу книгу театрального режиссера академика Юрия Альшица, которая называется «Искусство диалога». В ней он затрагивает тему театрального мастерства, которое в России, к слову, не только имеет очень глубокие корни, но еще и обладает собственным характером, ни на чей не похожим. Это очень интересный для меня проект, своего рода освоение чего-то нового. Что же касается постановки спектаклей, то здесь я тоже решил пойти немного дальше. Я хочу не просто заниматься переводом и постановкой спектаклей, но и привлекать к сотрудничеству авторов этих пьес. Совместная работа с писателями – это совершенно иной процесс рождения спектаклей, и я жду этого с большим нетерпением.

Беседовала Ольга Кузьмина

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *