Вера Таривердиева: «Музыка создает другую историю»

22 и 23 сентября в Пушкинском доме пройдут творческие вечера, посвященные фильму «Семнадцать мгновений весны» и творческому наследию композитора Микаэла Леоновича Таривердиева, написавшего музыку к этому и другим известным фильмам. В вечере примет участие жена композитора Вера Таривердиева – музыковед, автор книги «Биография музыки», посвященной жизни и работе Микаэла Леоновича. «Pulse UK» задал несколько вопросов Вере перед ее поездкой в Лондон. 

– Музыку Микаэла Леоновича знают по знаменитым фильмам («Семнадцать мгновений весны», «Ирония судьбы, или С легким паром»), однако его музыкальное портфолио гораздо богаче и включает оперы, балеты, о которых простому слушателю неизвестно. Как Микаэл Леонович относился к тому, что его знали по фильмам?

– Когда я перегоняла музыку из «Семнадцати мгновений» для нашего архива (а это четыре часа с вариантами), я думала, что знаю эту музыку. Как все думают, что знают. Но я была поражена! Оказалось, что я не знала этой музыки! Я была просто прикована к этому звучанию. Мир музыки Микаэла Леоновича – он большой. Сам он говорил, что у него две жизни: одна – кинематограф и другая – вокальные циклы. Он первым из композиторов обратился к поэзии Маяковского, японских средневековых поэтов, Цветаевой, Пастернака, Вознесенского. Это все то, что рождалось вне какого-либо заказа. Он очень переживал, что его другая музыка не так востребована. Это было его драмой. Но он точно знал, что время его музыки настанет.

Кстати, я очень люблю его высказывание: «Если бы Моцарт жил в ХХ веке, он непременно писал бы музыку кино».

– Какие отношения у него были с кинематографом?

– Кино для Микаэла Таривердиева — параллельный мир. В разное время он по-разному к нему относился. В самом начале — с восторгом. Позже — как к естественной части своей жизни. Потом — как к необходимости и иногда даже как к бремени. Но всегда — как к способу быть свободным. Творчески, материально, как угодно.

Первые несколько лет работы в кино он даже ездил на съемки. Ему это было важно. Потом перестал. Вообще у него было шутливое выражение: «Не люблю иностранцев и режиссеров». Он со столькими работал! Не очень многие стали друзьями или близкими. Самым близким был Михаил Калик, чей фильм 1964 года «До свидания, мальчики!» мы показываем в центре «Барбикан» 26 сентября.

Меня часто спрашивают, как он сочинял музыку. Микаэл Леонович не сочинял музыку – он ее улавливал. В кино для него был важен импульс диалога с режиссером. Он мог зажечься от кадра, идеи. Кино с его музыкой не плоскостное, а полифоническое. Оно глубже, чем просто сюжет. Если вспомнить «Семнадцать мгновений весны»: музыка там создает другую историю, нежели просто повороты сюжета. И, кстати, пока Микаэл Леонович не нашел эту свою историю – интонацию ностальгии, интонацию тоски по родине – он не давал согласия работать на картине.

Вера Таривердиева: «Музыка создает другую историю» 589323– Вы написали книгу «Биография музыки» о жизни и творчестве вашего супруга. Что для вас было самым главным в работе над книгой?

– Продолжение моей жизни с ним. Без него я не могла жить. Да и сейчас не могу. И не живу. Когда я стала описывать то, что я чувствовала, что я знала, анализировать музыку, в том числе не исполнявшуюся, я была потрясена той внутренней цельностью, которая есть в его музыке. Это как автобиография. И еще: у него что-то случалось сначала в музыке, а потом происходило в жизни. Вся его жизнь прописана в музыке.

– С 1999 года в Калининграде проходит Международный музыкальный конкурс органистов имени М. Л. Таривердиева. Почему именно органная музыка? Она занимала какое-то особенное место в жизни и творческой работе вашего мужа?

– Микаэл Леонович – барочный композитор. Это слышно невооруженным ухом, если так можно выразиться, даже когда ты просто слушаешь мелодию из «Иронии судьбы». Как написал Иосиф Бродский: «В каждой музыке Бах, а в каждом из нас Бог». Так вот Бах в Таривердиеве, в его музыке настолько очевиден! Он первым ввел клавесин в партитуру советского кинематографа («Человек идет за солнцем», 1961 год), у него постоянные клавесины, органы, соло-рояли, импровизации и барочность разбросаны по всем 134 картинам, над которыми он работал.

Сам Микаэл Леонович придавал особое значение своему органному творчеству. И когда передо мной встал вопрос: что я могу сделать - я придумала международный конкурс органистов, где наряду с Бахом и другими классиками органа исполнялся бы и Таривердиев. С 2005 года первый тур разделен на три части и проходит в Канзасе, Гамбурге и Москве. А полуфинал и финал – в Калининграде. И сегодня это один из самых престижных конкурсов органистов в мире.

– В Лондоне пройдет презентация нового альбома с саундтреками к сериалу «Семнадцать мгновений весны». Чем он будет отличаться от тех, что уже доступны слушателям?

– Я расскажу, как это все начиналось: лет семь назад я получила письмо от совершенно незнакомого мне человека – Стивена Коутса – о том, что он был на Московском международном кинофестивале, сидел в ресторане со своей подругой и услышал музыку. «Моя подруга о чем-то спрашивала меня. Но я ее не слышал. Я весь отдался музыке», – писал он. Он стал расспрашивать официантку, что это за музыка. «А, это что-то старое», – ответила она. Однако Стивен не унимался, и официантка принесла ему диск, который он увез с собой в Лондон.

Стивен сфотографировал обложку диска и отослал фото своему русскому другу в Нью-Йорк. И получил ответ: «Микаэл Таривердиев. До свидания, мальчики. Музыка 60-х». Стивен решил узнать, кто такой Микаэл Таривердиев. Нашел мой е-мейл в интернете и написал. Мы встретились, так началась наша дружба и совместная работа.

В итоге через три года Стивен выпустил в свет три диска и три винила, а его друг, Пол Хартфильд (фотограф), – небольшой фильм, замечательный альбом с новыми и старыми фотографиями, нашими историями и историей Микаэла Таривердиева и его музыки. Издание получило отклики по всему миру – от Лондона, Парижа до Новой Зеландии. И это было только началом. Стивен и Пол издали еще три диска и три винила. И вот сейчас выходит следующее издание: музыка из «Семнадцати мгновений весны». В альбоме будет музыка, которая еще не издавалась!

– Концерты, на которых звучит музыка Микаэла Леоновича, идут не только в России, но и в других странах – Японии, Англии, Германии, США. Как иностранный слушатель относится к этой музыке?

– Когда-то Микаэл Леонович очень точно высказался о Петре Ильиче Чайковском: «При слове «Чайковский» у меня внутри всегда возникает слово, может быть, странное — общение. Как композитор общается с теми, кто находится по другую сторону его таланта? Если слушатель говорит: «Да, да, я узнаю это, это было со мной тоже, я чувствую эту боль, я помню этот марш, который я не смогу написать и не умею его выразить, но я его чувствую», - он говорит композитору: «Да, я понимаю вас». Это то, что наиболее, для меня лично, близко к Чайковскому».

То же самое можно сказать и о Микаэле Таривердиеве. Его музыка поразительно общительна. Слушая ее, каждый может сказать: «И я чувствовал это!», потому что это не набор техник – а разговор с человеком, и о человеке.

Ольга Кентон

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *