Записки русского лондонца

Подобно тридцатым годам в Америке, наши девяностые уже перестали быть недавними воспоминаниями и превратились в сюжеты дешевых бандитских сериалов, давно уже прошли изобильные нулевые, научившие нас гламуру и хорошей жизни, как и прошло то время, когда для выпускника британского университета были открыты двери в любые российские компании. Однако миграционный поток из России в Великобританию по инерции сохранял высокий темп, и учащиеся, не заставшие ни одного дня девяностых, все приезжали на учебу и искали связей с уже местными, обосновавшимися русскими, прибывшими в Англию в первые годы после развала Советского Союза. Одним из тысяч переселенцев поколения начала 2010-х был я.

011-1 Записки русского лондонца

Первые годы в Лондоне для любого русского студента проходят достаточно тривиально: изучение города, усовершенствование английского, освоение новой системы высшего образования, сильно отличающейся от отечественной. Настоящее же знакомство с Великобританией приходит несколько позднее, если так можно выразиться, по-английски: вальяжно и неторопливо, на удобных для себя условиях. Любой иммигрант, проживший в этой стране несколько лет, поймет, о чем я говорю. Для меня частью этого знакомства было и поступление в магистратуру одного из лондонских университетов на факультет, специализирующийся на России.011-2 Записки русского лондонца

Хотя это был уже четвертый год моего пребывания в Великобритании, самое интересное для меня только начиналось. На занятиях в университете меня удивляло многое: невероятный объем инсайдерской информации обо всем, что происходит в России, отличное знание русского языка всеми однокурсниками-англичанами (я был едва ли не единственным русским), у соседа по парте – атрибутика министерства иностранных дел Великобритании вроде блокнотов и ручек. Не говоря уже о приглашениях на встречи от служб, названия которых я не должен упоминать. Не было практически ни одного учащегося, кто не был в России и других странах СНГ – на отдыхе, на учебе или на работе – у знаменитого олигарха, например. Пожалуй, единственное, что меня однозначно выделяло, – это что я был в Чечне, а они – нет. Странно, но все до одного уверены, что поездка в Грозный может быть для них последней остановкой. Видимо, знаменитое «кто не понял, тот поймет» звучало для англичан, изучающих Россию, слишком грозно. Понять поняли, но изучать с безопасного расстояния никто и не собирался прекращать. Все окружение главы Чеченской республики тут знают в лицо, а уж инстаграм Кадырова – как «Отче наш». Не удивительно, что мой рассказ о поездке в Чечню заинтересовал всю группу. Но об этом позже.

Изучение российско-британских отношений, в последнее время переживающих очередное охлаждение из-за доклада об убийстве Александра Литвиненко, остается очень важным и приоритетным направлением деятельности академических и правозащитных институтов обеих сторон. Как бы ни старались «наши западные коллеги» перевести Россию в группу аутсайдеров мировой политики, реальное положение дел показывает, что этот перевод еще долго будет оставаться лишь большой целью определенных политических элит, а Россия – крупным игроком на международной арене. Несмотря на то, что украинский кризис, Крым и падение цены на нефть обнажили внутренние проблемы и пошатнули позиции России в мире, каждый начинающий политолог понимает, что делать вид, что смотришь свысока, и смотреть свысока по-настоящему – это абсолютно разные вещи, особенно в контексте международных отношений.

Хочбар Рамазанов

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *