Да здравствует Куба!

Заявление Джереми Корбина, восславляющее правление Фиделя Кастро, который умер в возрасте 90 лет, подтвердило одно: единственные люди, которые «болеют» коммунизмом, – это те, которые никогда при нем не жили.

Если Джереми Корбин и побывал на Кубе, то, вероятно, лидер лейбористов отдохнул на Карибском море, попил рома и посмотрел Гавану, где туристов обычно пихают в сувенирные магазины – купить знаменитые кубинские сигары, реплики шляпы Че Гевары и открытки с историческими революционными лозунгами типа «Hasta la Victoria Siempre!».9954192-_sx540_

Более любознательный путешественник, быть может, проехался бы по острову, посещая очаровательные колониальные города Тринидад, Сантьяго-де-Куба и Сьенфуэгос, искупался бы в заливе Свиней и залез бы на гору, где находилась штаб-квартира революционных повстанцев Фиделя Кастро в Командасия-де-ля-Плата в 1950-х годах. Тем не менее даже более самостоятельный путешественник мог бы не увидеть настоящей Кубы за фасадом дешевых коктейлей, свежих омаров, поросят, приготовленных на вертеле, и видимой беззаботности танцующих кубинцев в casas de la musica. В конце концов, большинство летят на Кубу отдохнуть, а не прошвырнуться по пустым государственным магазинам или пожить в полуразрушенных зданиях без коммунальных услуг.

Когда я приземлилась в Гаване несколько лет назад, авиакомпания потеряла мой багаж. Пришлось пойти в магазин, чтобы купить зубную щетку. Вроде после горбачевской перестройки удивляться было нечему, но тем не менее вид огромного, почти совершенно пустого магазина с кирпичами мыла на прилавке меня поразил. Там не было никаких зубных щеток, и местный гид (которого звали Павел) повел меня на рынок, где контрабандные зубные щетки продавались рядом с помидорами из собственных огородов. Как и в любой коммунистической стране, государственные магазины Кубы пустовали, в то время как черные рынки процветали.old-havana-cuba-streets

У Павла, как и у многих кубинцев, было высшее образование; он восхищался Толстым и декламировал «Евгения Онегина». При этом он работал «мальчиком на побегушках» у иностранных гидов. Его брат был водителем автобуса и возил отдыхающих от аэропорта до курортов. Его родители, как и практически все остальные на проторенной туристической тропе, готовили еду для туристов. Официально иностранцы должны были обедать в государственных столовых (которые невероятно походили на советские столовки). Неофициально каждая posada (дом) была рестораном, где толковые путешественники садились за семейный обеденный стол и закусывали незаконно пойманным омаром, королевскими креветками и рыбой. Такой ужин стоил $15-20. На столе всегда были салаты из овощей, выращенных на заднем дворе, и традиционное блюдо из риса и фасоли под названием moros y cristianos. Кубинцы получали рис по талонам. Я чувствовала себя как дома.

Молодые люди, которых я встречала на Кубе, очень хотели оттуда уехать. В Сантьяго-де-Куба в легендарном клубе Casa de la Musica красивые молодые люди танцевали сальсу с иностранными дамами всех возрастов и размеров. Они надеялись не просто на то, что иностранки им купят по мохито, а на то, что те соблазнятся и заберут их с собой. Молодые кубинские мальчики стали настолько искусны в своих стараниях, что одна женщина средних лет из нашей группы заявила, что она остается в Сантьяго-де-Куба. (Бедный наш гид тогда жутко перенервничал.)

Кубинцы неохотно говорили о политике или жизни после Кастро. В стране с традицией арестов и репрессий, цензуры и изоляции это было неудивительно. Люди гордились своим образованием и системой здравоохранения – «лучшие в Южной Америке», но преобладающим настроением было уныние. В то время правительство зарабатывало на продовольственные продукты бартером, посылая своих врачей на континент спасать жертв землетрясения, например. При этом сами врачи мало что получали за свою героическую работу. Если хвалить кубинцев, то давайте отметим их предприимчивость и изобретательность.

Мои воспоминания о Кубе полны революционных лозунгов, антикварных американских автомобилей (и «лады» на берегу Карибского моря), музыки и улыбок. Как любой уроженец Советского Союза, я прекрасно понимала, что происходит за всей этой бутафорией. Я платила по доллару за каждую улыбку, которую фотографировала, я давала чаевые музыкантам и ела только в частных posadas, объедаясь омарами, чтобы помочь семьям заработать реальные деньги. Я слушала романтические рассказы о Че Геваре, запивая ромом, но когда я видела государственные плакаты с надписью «Queremos que sean como el Che»( «Мы хотим быть как Че»), то невольно думала, что некоторые кубинцы действительно предпочли бы смерть жизни в тюрьме Фиделя (с его бесплатным образованием и здравоохранением).

Посудите сами: почему десятки тысяч кубинцев ежегодно рисковали жизнью, чтобы добраться до Америки?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *