«Брексит» в законе

«Мы к вам, профессор, вот по какому делу! Мы, управление нашего дома, пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома!»
М. А. Булгаков, «Собачье сердце»
 
На этой неделе парламентарии Великобритании начали бурное обсуждение билля о выходе из ЕС. Предметом спора стала «каждая строка документа», а в особенности – точная дата выхода. Правительство почему-то решило установить «час Х» на 11 часов вечера 29 марта 2019 года. К изумлению депутатов, столь острая пунктуальность, проявленная кабинетом министров, не добавила единства голосов по поводу условий и самого факта окончательного выхода страны из Евросоюза.
 
Законодательная чехарда является следствием того, что Мэй и ее закоренелым евроскептикам из числа министров необходимо любой ценой добиться «брексита». Однако абсолютной поддержки среди другой половины кабинета министров, да и большинства депутатов парламента у правительства нет. Вот и получается, что все усилия по «возвращению власти суверенному парламенту Великобритании» натыкаются на нежелание правительства предоставить окончательное слово в решении вопроса этому демократическому органу. Сам министр по выходу Дэвид Девис утвердил, что страна точно выйдет из ЕС 29 марта, даже если парламент проголосует против билля или внесет в него изменения касательно даты выхода. Такие нестыковки намерений и сам факт существования билля породил еще больше разногласий среди политиков страны и грозит отсрочить дату выхода Великобритании из ЕС на неопределенный срок.
 
В первый этап обсуждения в парламенте за принятие билля проголосовали 326 депутатов, против – 290. Сейчас обсуждения затянутся на восемь дней. Затем прения перейдут в палату лордов. Даже после этого билль сможет стать законом после очередного раунда дебатов и голосования непосредственно перед выходом. Парламентарии настаивают на решающем голосе уже после переговоров с ЕС о взаимоотношениях после выхода и на открытой дате самого выхода. Теоретически билль о выходе сможет стать законом только после голосования в марте 2019-го.
 
Изначально суть закона заключалась в том, чтобы в определенное время отменить законодательство ЕС на территории Великобритании. Для одобрения подобного акта необходимо одобрение парламента. Технически с определенного момента законы ЕС должны быть скопированы законодательством Великобритании и гарантированы судами Королевства. Сам процесс должен в теории пройти автоматически. Далее парламент страны может самостоятельно изменять эти законы, как ему заблагорассудится, без оглядки на институты ЕС. Некоторые законы нельзя просто взять и перепечатать – они потребуют дальнейшей проработки для переноса на британскую почву. Для ускорения этого процесса министрам будет позволено менять законы как угодно в обход парламента. Но кроме простой замены юрисдикций в законе также обговариваются нюансы выхода, как, например, конкретная дата. Таких нюансов набралось уже на 186 страниц. Изначально одностраничный билль был подвергнут 470 исправлениям и грозит затянуть парламент в обсуждения до Рождества.
 
Наибольшим противовесом решительно настроенному правительству выступают парламентарии от всех партий, кроме североирландской DUP, выступающей за отсрочку выхода, если не будет достигнуто никакого соглашения с Брюсселем. В случае, если из-за стола переговоров Великобритания уйдет ни с чем, то как минимум дата выхода страны из ЕС должна быть отодвинута или введен период транзита. Министр Дэвис, с другой стороны, настаивает, что «брексит» состоится в любом случае и произойдет это именно в одиннадцать часов вечера 29 марта 2019 года.
Правительство уверяет слуг народа и сам народ в необходимости быть предельно точными в дате выхода и заранее подготовить законодательные акты для выхода, чтобы не оставлять «черных дыр» в законах страны. По другую сторону баррикад находятся скептики, недовольные тем, что Британия выйдет из ЕС в любом случае, даже если выход не будет обусловлен хоть каким-то соглашением со странами Евросоюза о торговле. Более того, точная дата, по мнению оппонентов правительства, лишь развяжет руки Брюсселю, который загонит британскую делегацию в угол необходимостью прийти к решению вопроса к определенному времени.
 
Билль, скорее всего, станет законом. Из непокорных консерваторов только около десяти человек выступают против этого акта. Лейбористам и другим партиям не удастся полностью завернуть предложения правительства. Но более чем из четырехсот поправок некоторые придется включить в билль, как бы тому ни противился министр Дэвис или другие «брекситеры». Жаркие дебаты продолжатся. Окончательное решение вопроса настанет только весной 2019 года, а к тому времени может произойти все, что угодно.
 
Источники:
Parliament.uk
Gov.uk
 
Томас Мартинс
 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *