Фантазии дона Хуана

До 11 сентября

В истории искусства испанский художник Хуан Миро прописан по сюрреалистическому ведомству. Отец этого весьма популярного направления Андре Бретон утверждал, что Миро «самый большой сюрреалист среди нас” и даже называл его «самым красивым пером на шляпе сюрреализма». Никоим образом не отрицая сюрреалистичности творений великого каталонца, в свое время отдавшего дань живописному автоматизму и записи сновидений и галлюцинаций, хочу заметить, что Миро всегда оставался «котом, который гулял сам по себе». Укладывать его в  рамки какого-то одного стиля такое же неблагодарное занятие, как толковать блуждающие линии, неведомые геометрические образования и детские каракули из которых каким-то чудом выстраиваются его поэтичные, ироничные, музыкальные полотна-фантазии.

Создавая свой художественный лексикон, Миро наведывался к Яну Брейгелю и Иерониму Босху, подглядывал в романские фрески старых каталанских церквей, вбирал буйство фавизма и геометрическую просчитанность кубизма, открывался мощи Пикассо, пережил взрыв восторга, открыв для себя в Нью-Йорке абстрактный экспрессионизм …да, все это было пережито им, прочувствованно и «оМИРОчено». Миро всегда оставался Миро, в какие бы толщи истории, концепций и стилевых построений его не заносило. За 70-летний творческий путь визуальный язык  Миро претерпел не одну эволюцию, но неизменно оставался моментально узнаваемым: все эти флажки и звездочки, бабочки и падающие звезды, стрелки и стрелы, знаки и луны не спутаещь ни с кем другим; только полотна Миро обладают такой заразительной бесшабашной радостной энергией. Здесь уживаются поэзия и радость жизни, духовность и близость к земным корням, гармония и диссонансы, насилие и лирика, пульсирующая сексуальная энергия и грубоватый юмор.

Для того, кто во всем ищет логическое объяснение, картины Миро выглядят как красивые головоломки. Сам художник говорил, что «использует реальность, только как отправную точку». И еще: «Я начинаю рисовать, и, пока я рисую, картина сама утверждается под моей кистью. Когда я работаю, то некая субстанция становится для меня знаком женщины или птицы…».

Joan Miró: The Ladder of Escape

До 11 сентября

Tate Modern

Вика Нова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *