Ревью: Норвежский лес

Norvegian Wood Murakami5*****

Noruwei no mori – фильм о жизни и смерти.

Книги японского писателя Харуки Мураками пользуются такой большой популярностью, что решение французского режиссера вьетнамского происхождения Ань Хунг Чана экранизировать один из бестселлеров было встречено с воодушевлением.

Правда, после выхода на экран фильма «Норвежский лес», снятого по одноименному роману, воодушевление пошло на убыль. Критики в один голос назвали фильм скучным. Видимо, они до этого никогда не видели азиатского кино. И если вы ценитель медленной, даже обволакивающей атмосферы фильмов южнокорейского режиссера Ким Ки Дука, то «Норвежский лес» вам понравится.

История о любви и смерти начинается с прибытия главного героя – 37-летнего Тору Ватанабе – в Гамбург, где он слышит песню Beatles «Norwegian Wood» (This Bird has Flown) и предается воспоминаниям. Будучи подростком и учась в колледже, он дружил с двумя молодыми людьми – ранимой девушкой Наоко и темпераментным молодым человеком Кидзуки. Первое жизненное потрясение Ватанабе настигло со смертью друга Кидзуки, который покончил с собой. Это событие повлияло на психическое состояние Наоко: позже выяснится, что она любила Кидзуки. При этом его смерть сблизила Наоко и Ватанабе. Он даже признается ей в любви, но не дожидается взаимности. Психическое состояние Наоко усугубляется после очередного самоубийства близкого человека – на этот раз ее родной сестры, – и она отправляется на лечение в клинику в Киото. В это время Ватанабе встречает Мидори – жизнерадостную красотку, вскружившую ему голову. Кто же в итоге станет его избранницей? Соседка Наоко по палате советует выбрать Мидори и посмотреть, что из этого выйдет. Ватанабе так и поступает, но вскоре узнает, что Наоко повесилась. И в фильме вовсе непонятно, происходит это из-за решения Ватанабе начать серьезные отношения с Мидори или же из-за общего состояния Наоко.

В общем, к концу фильма насчитывается три трупа – не хуже, чем в каком-нибудь боевике. Но в отличие от кровавых американских триллеров, в «Норвежском лесу» даже смерть изображена гармонично, как неотъемлемая часть жизни. Она обставлена потрясающими декорациями: лесными тропинками, густыми сказочными снегопадами, живописными скалами, бушующим морем и непрестанно льющимся дождем. В общем, пейзажи – это как раз то, что останется в памяти после просмотра. Вовсе не мертвецы. Говорят, что так передать смерть может только тот, кто не принадлежит к христианской культуре. Тот, кто понимает, что смерть – это не путь туда, где оценят по заслугам или степени греховности все совершенные в жизни деяния, а в лучшем случае это закончится чистилищем (как у католиков) или в худшем – адом (как у православных). У буддистов смерть не является противоположностью жизни. Все эти философские смыслы сдобрены диалогами молодых людей о сексе и взаимоотношениях, а также окрашены в краски революции (дело происходит в 60-х, когда в Японии, как и во многих других странах Европы, произошли студенческие демонстрации против существующего в западном мире порядка). Революция, правда, имеет к делу опосредованное отношение. Главное тут – атмосфера, в которую погружаешься через полчаса просмотра и выныриваешь уже к финалу.

Александра Вагнер