Ревью: The Tempest в Barbican theatre

Ревью: The Tempest в Barbican theatreРазговор о власти, мести, прощении и праве на суд

Всю неделю в театре Барбикана шла постановка пьесы У. Шекспира «Буря» (The Tempest) режиссера Деклана Доннеллана и художника Ника Ормерода. Этот британский режиссер хорошо знаком русскому зрителю по его постановкам – шекспировской «Двенадцатой ночи», чеховской пьесе «Три сестры» и пушкинскому «Борису Годунову». Все три спектакля имели большой успех. И вот новая встреча с работой режиссера Доннеллана. Премьера спектакля «Буря» состоялась в Париже в январе, неделю будет идти в Лондоне, а 25 мая 2011 года спектакль откроет Чеховский фестиваль.

Режиссер Деклан Доннеллан ставил спектакли для Королевского Шекспировского театра, его постановки стали лауреатами Авиньонского фестиваля, фестиваля в Зальцбурге, премии «Золотая маска». В 1981 году совместно с художником Ником Ормеродом Доннелан создал труппу «Cheek by Jowl». Они поставили 25 спектаклей с русской, английской и французской труппами, которые шли в 301 городе более чем в 40 странах мира и получили множество международных премий.

В спектакле «Буря» сыграли русские актеры, которые уже не первый раз были задействованы в постановках Деклана: Игорь Ясулович, Андрей Кузичев, Александр Феклистов, Михаил Жигалов, Александр Леньков и молодая актриса Анна Халилулина, выпускница Щепкинского училища 2009 года.

Ситуация поистине необычная. В Лондоне с английскими субтитрами идет пьеса Шекспира на русском языке с русскими артистами, поставленная английским режиссером, в зале в основном англичане с вниманием смотрят на сцену, где разворачивается хорошо известное всем действие, но воплощенное Декланом в его характерной узнаваемой стилистике. Хорошо знакомый с советской действительностью и спецификой, он придает действию сходство с нашим советским миром. Это и что-то из 20-х, 50-х, 90-х годов. Изгнание из мира смотрится как ГУЛАГ, отношения отца Просперо и его дочери Миранды, искренней и наивной девочки, полностью доверяющей своему отцу, – как отношения в семье на коммунальной кухне униженных интеллигентов.

Свадьба неаполитанского принца и Миранды с участием античных богинь по воле режиссера превращается в пляски-гротески разухабистых Юноны и Цереры в русских нарядах, со снопами в руках, с лихой песней «Будут щедры к вам поля, / Изобилье даст земля… / Жизнь без горя и забот / Вам Церера в дар несет» и скульптурой рабочего и колхозницы.

Советские реалии, узнаваемые нами, непонятны англичанам и французам. Они находят в этой постановке что-то свое. Просперо-Ясулович потерял титул, положение, власть, был выброшен в море с дочерью, обреченный на гибель. Жил в пещере на острове, унижение и нищета отняли у него элегантность, властность, осанку. Его истрепали, унизили, но не сумели отнять власть над духами — и над бурей. Единственная его радость – это юная дочь, для которой он был и учителем, и единственным человеком, которого она знала. Ради нее он готов вновь встретиться со своими врагами, которые лишили его всего, лишь для того, чтобы дочь смогла вернуться в мир и иметь лучшую жизнь. Он готов простить их за подлость и предательство, он готов на это ради счастья дочери, он готов потерять дочь, но дать ей шанс.

Колоритный образ Калибана создал Феклистов. В камуфляжном жилете на голое тело, с животным пониманием жизни – у кого власть, тому и служу, – с повадками завсегдатая пивных. Его жизнь связана с Просперо и Мирандой, он третья живая душа на острове, и, как бы гадок он ни был, он часть этой жизни, которую они вели столько лет.

Финальный монолог Просперо – о том, как тяжело и больно прощать, освобождаться от памяти о старом зле, о праве суда, о том, что надо оглянуться на себя, подумать о своих тайных желаниях. Ведь трус и потенциальный предатель есть в каждом из нас – как Ариэль (брат Просперо, предавший его и забравший принадлежавшие ему титул и власть.

«Все грешны, все прощенья ждут» — предпоследняя строка и главная тема «Бури».

Несмотря на трагическую ноту, спектакль получился очень светлым, легким, немного эротичным. Не знаю, как примут его постановку в России, но строгий и критически настроенный Лондон однозначно высоко оценил режиссерскую работу Деклана Доннеллана и художника Ника Ормерода.

Лена Фрогли

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *