Главное не участие… Олимпиада как жизнь

Главное не участие… Олимпиада как жизньПисать об Олимпийских играх для еженедельной газеты в новостном формате – это журналистское самоубийство. Поэтому выжидая до последнего – подводим предварительные итоги Олимпиады, которая уже стала настоящим праздником спорта. Праздником без логики и смысла.
На самом деле в Олимпиаде нет никакого смысла. В ней давно уже нет четкого замысла, конкретного направления развития и общей идеи. Гениальный Пьер де Кубертен, хорошо понимавший принцип построения зрелищ, построил отличный каркас, вокруг которого поколения его менее талантливых потомков в меру своего понимания соорудили эклектичный дворец с псарнями, силосной ямой и отдельным ангаром для дельтапланов. Да, Олимпиада – самое масштабное спортивное соревнование, но очень сложно объяснить, что именно оно означает и почему выглядит именно так, как выглядит. Пытаясь примирить традиции и прогресс, обязательный мультикультурализм и соревновательность, общезначимость, зрелищность и мелочные интересы федераций, Игры в итоге выглядят сомнительно сразу по многим пунктам.
Многие олимпийские дисциплины, к примеру, стали олимпийскими не из-за своей популярности и зрелищности, не из-за своей важности и особого смысла. Они стали такими из-за исторических деталей (к первой Олимпиаде нового времени, скажем, метание диска осталось разве что на черепках амфор, его пришлось придумывать заново), случайно, благодаря скрипучей фантазии устроителей («если есть 200 м, то пусть будет и 400 м»), но чаще всего – в результате подковерных интриг десятков несимпатичных спортивных чиновников, которых так много в олимпийских комитетах и международных федерациях. Изрядная часть этих заслуженных деятелей еще даже помнит нелепые с точки зрения сегодняшнего дня прения вокруг неспортивности профессионального спорта.
Идею «любительского» спорта изначально придумали аристократы (именно им, страдающим от безделья и желающим взбодриться, мы обязаны развитием спорта в XIX веке) – они не хотели соревноваться с вчерашними рабочими и шахтерами, готовыми за небольшие деньги умирать на стадионе, а не в забое. В итоге уже первая Олимпиада не обошлась без нелепости и несправедливости: знаменитого итальянского бегуна Айрольди, добиравшегося в Афины пешком в рамках спецпроекта журнала «Ла Бисиклетта», не допустили к марафону, поскольку он однажды получил призовые деньги по итогам многодневной гонки Милан-Барселона. Не то чтобы с тех пор многое изменилось в смысле разумности, касается ли дело участников, дисциплин или количества медалей.
Полагаться на традиции вообще стоит умеренно. Соревноваться ведь можно в самых разных вещах. В средние века одним из главных видов спорта было метание лисиц и других зверей (в 1648 году в Дрездене лишь на одних соревнованиях, устраивавшихся курфюрстом Августом Сильным, погибло свыше тысячи животных), а также отрывание на скаку головы гусям. В 1960-е проходили освещавшиеся телевидением соревнования по вытаскиванию крупных осьминогов на поверхность руками без помощи аквалангов. В принципе, это не так уж принципиально отличается от конного спорта на нынешних Играх.
Меня восхищает сама идея, что британская принцесса Зара выигрывает медали, но от трансляций конного спорта (на которые, правда, еще нужно наткнуться) испытываю смешанные чувства. Они выглядят невероятно архаично. Это не так уж и далеко от подбрасывания лис, если задуматься – в этом виде спорта часть участников точно так же не способны выбирать, хотят они участвовать или нет. Если уж придерживаться традиций, стоило бы вернуть перетягивание каната (развивающееся более чем в 50 странах). Уверен, оно смотрится интереснее, чем пятисотый вид стрельбы, которую все равно показывают в какое-то такое время, что я так и не смог увидеть ни единого розыгрыша медалей (а ведь есть еще и какая-то квалификация, призванная отсеять обладателей wild card, беззастенчиво пользующихся географическим положением).
Идея о соревновании лучших из разных стран вообще временами доходит до абсурда. Да, открытие с парадом спортсменов в разнообразных одеждах и головных уборах той или иной степени уродливости смотрится прекрасно. Вообще, интерес к спорту практически всегда сочетается с интересом к географии и лингвистике, причудливые имена и разноцветные флаги будоражат воображение еще в детстве и продолжают радовать и позже. Но в результате Олимпиада устроена так, чтобы десятки людей, имевшие несчастье родиться в странах, где по-настоящему развит спорт, почувствовали себя ущербными и возненавидели представителей государственных меньшинств, пользующихся особенностями разломов литосферных плит.
Тогда давайте так и сформулируем: Олимпиада – это для тех спортсменов, которым она нужна. Которые решили заняться бегом или чем-то еще утомительным, а не играть в футбол во второй лиге. Чтобы этим людям, посвятившим свою жизнь удивительным занятиям, было не так грустно и обидно, им разрешают получать отдельные медали в шпаге и рапире, хотя все люди, которые способны по телекартинке отличить одно от другого, либо сами занимались фехтованием, либо родственники фехтовальщиков.
Олимпиада похожа на жизнь. В ней по определению нет логики, ее определенно можно и стоит улучшить, но в ней всегда есть что-то поучительное и что-то совершенно невероятное. Но самое главное, она у каждого совершенно своя – и никто, пожалуй, не знает, какой именно должна быть на самом деле. Стоит просто получать удовольствие от процесса – и стараться не пропустить ничего на самом деле важного. Ваша первая любовь останется только вашей, ваш первый ребенок даст вам эмоции, которыми толком и нельзя будет поделиться с другими. Так и Олимпиада тоже останется только и исключительно вашей. В конце концов, никто не сможет случайно щелкнуть телевизионным пультом ровно в те же секунды, что и вы.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *