Крутой маршрут

Крутой маршрутМосковский театр «Современник» привезет в Лондон один из лучших своих спектаклей «Крутой маршрут» по роману писательницы Евгении Гинзбург. Мы приводим фрагменты из книги о театре, посвященные этому спектаклю.

Василий Аксенов, известный русский писатель, сын Евгении Гинзбург – автора «Крутого маршрута».

«Крутой маршрут», поставленный по автобиографической прозе моей мамы Евгении Гинзбург, оказался моим сильнейшим сценическим впечатлением. В тот вечер со мной рядом находился мой сын Алексей, мы сидели в центральном ряду. И когда Неелова на допросе таким страшным голосом закричала на следователя: «Дети!.. Где мои дети?!» – я, если честно, чуть не потерял сознание. Казалось, она обращается прямо к нам, кроме того, она до дрожи походила на молодую Женю Гинзбург. Для меня это, безусловно, оказалось потрясением.

Свою связь с этим спектаклем я ощущаю почти на генетическом уровне. Там нет эпизодов, которым я был свидетелем, но это совершенно неважно – это история жизни моей матери, а значит, и моя.

Когда спектакль играли в честь столетия Евгении Гинзбург, я посмотрел его снова. После премьеры прошло много лет, но впечатление мое от него оказалось еще более глубоким, чем тогда. Я подумал, что в «Крутом маршруте» есть еще элемент активного феминизма, не высказанного прямо, но читающегося между строк. Двенадцать жутких выродков-мужчин издеваются над сорока женщинами, безнаказанно мучают их. Этот дополнительный штрих меня тогда удивил, надолго мне запомнился.

«Крутой маршрут», конечно, грандиозный спектакль. Его воздействие больше, объемнее, шире чисто эстетического. Это больше, чем просто достижение в искусстве, поэтому своего постановщика, то есть Галю Волчек, такой спектакль поднимает до невероятных высот. И для меня она всегда останется на этой однажды взятой высоте».

Галина Волчек, художественный руководитель Московского театра «Современник», режиссер-постановщик спектакля «Крутой маршрут».

«Крутой маршрут» для меня никогда не был спектаклем- констатацией. Хотя ничего плохого в задаче рассказать о зверствах сталинского режима я не вижу. Этот спектакль для меня прежде всего предупреждение. Именно поэтому у него такой финал, не позволяющий зрителю расслабиться и подумать: это в прошлом. Да, такой способ уничтожения человека, надругательства над его достоинством в прошлом. А какие в будущем? Кто знает. И я как режиссер, как руководитель театра счастлива, когда вижу в зале на «Крутом маршруте» молодежь, вижу их лица после спектакля. Думаю, что этот спектакль будет прививкой для них. Он не только о том, что свое человеческое «я» можно защитить в любой ситуации, но и о том, что нельзя себе позволить унижать другого человека – в сталинских ли лагерях или, намеренно обращаюсь к примеру-антиподу, в вагоне метро.

Не было случая, чтобы в финале «Крутого маршрута» зал не вставал. У спектакля были разные зрители. И Джейн Фонда, которая смотрела его в Сиэтле и на вопрос журналиста, что она думает, показала искусанные до крови косточки на пальцах. Потом она специально привозила в Москву своих детей на «Крутой маршрут». И южнокорейский продюсер, отец которого был уничтожен в лагерях своей собственной страной, потерявший сознание во время спектакля. И многочисленные немецкие зрители, вспоминающие те ужасы, через которые прошла их страна. И Анни Жирардо, которая не смогла сдерживать слезы даже тогда, когда пришла к нашим артистам после спектакля.  И Артур Миллер, который, придя в Нью-Йорке после спектакля к нам за кулисы, говорил мне: «Галя, я должен-должен сказать спасибо каждой из вас, каждой!» Но самой большой оценкой стало услышанное артистами в паузе финала из третьего ряда зала: «Простите нас». Хриплый, взволнованный, еле сдерживающийся от слез мужской голос.

«Крутой маршрут» идет уже семнадцать лет. Я смотрю его, наверное, раз в полгода. Иногда делаю замечания введенным исполнителям небольших ролей. Порой резкие по форме, потому что каждая мелочь, каждая деталь здесь работает на целое. И нельзя быть небрежным, невнимательным.

А исполнительницам  основных ролей на этих «разборах» обычно говорю: «Спасибо, мои дорогие, за то, что не предаете спектакль, что играете его каждый раз как на премьере. Спасибо, что годы страдания этих людей не стали для вас только формальным поводом выходить на сцену».

Не знаю, возможно ли это в других театрах…»

МАРИНА НЕЕЛОВА, исполнительница роли Евгении Гинзбург.

«Задолго до постановки Галиной Борисовной «Крутого маршрута» читаю книгу Гинзбург, только что вышедшую, – читаю и реву, именно не плачу, а реву страшным ревом, с красным носом, вспухшими глазами, лицом, с разводами на страницах, реву не переставая в голос, иногда утыкаясь в книгу лбом, хочу с ней расстаться, прекратить эту пытку и не остановлюсь, пока не закрою последнюю страницу. Эта книга – первое испытание на «чувство» на этом пути. В 1989 году по первой части «Крутого маршрута» Галина Борисовна решила поставить спектакль. Ею первой  был сделан очень опасный и очень дерзкий шаг. Опасный потому, что эта тема очень сложна для того, чтобы вынести ее на сцену… потому что еще живы люди, прошедшие через этот ад, которые помнят это своей кожей, которые никогда не забудут все, через что они прошли, у которых это осталось в их не только физической, но и эмоциональной памяти. Эти люди живы, перед ними нельзя соврать, их нельзя обмануть, нельзя нам – не оправдать. Опасно потому, что малейший обман, ложь превращается в кощунство. Дерзко это потому, что впервые это – на сцене! Вскоре после начала репетиций к нам приходят «консультанты» – три пожилые женщины: Паулина Мясникова, Надежда Иоффе и Зоя Марченко. Каждой лет под семьдесят, обращаясь друг к другу, называют себя «девочки», вспоминают подробности, вспоминают так, как если бы это было вчера… Все время слышишь: «А помните, девочки, когда входил охранник, мы должны были… А помните, что мы ночью, когда спали по двое на нарах, переворачивались на другой бок одновременно?» Узко – можно повернуться только вместе.

Все вместе: с утра до ночи и ночью; стыдно, ужасно, беззащитно – женщины…

«А помните, когда мы выносили парашу (огромный неподъемный бак), нам приносили палку, мы продевали ее через ручки этого бака, чтобы вынести вдвоем?»

Сколько весил этот бак? И в состоянии ли его вынести две женщины?!»

Подробности о лондонских гастролях театра «Современник» и о том, как забронировать билеты, можно найти в газете “Пульс UK” на стр. 9.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *