«Увидеть Солсбери»

Грешить бесстыдно, непробудно,
Счет потерять ночам и дням,
И с головой, от хмеля трудной,
Пройти сторонкой в божий храм.


Кладя в тарелку грошик медный,
Три, да еще семь раз подряд
Поцеловать столетний, бедный
И зацелованный оклад.

А воротясь домой, обмерить
На тот же грош кого-нибудь
И пса голодного от двери,
Икнув, ногою отпихнуть.


И на перины пуховые
В тяжелом завалиться сне…
Да, и такой, моя Россия,
Ты всех краев дороже мне.

Александр Блок

 

Это страшное стихотворение Блока вспоминается в конце пьесы Виктора Шендеровича «Увидеть Солсбери» в постановке Владимира Щербаня (совместная продукция HunchTheatre и Stage RC).

Пьеса эта – абсурд, сюр. Но такой наш родной и привычный сюр. Теперь уже не только наш: в переводе на английский, с английскими актерами воспринимается замечательно!

А блоковское стихотворение вспоминается в момент, когда огромную, ослепшую в результате собственных безобразий, вонючую, одетую в белую домотканую рубаху, с повязкой на слепых глазах Деменцию Петровну (Родину-мать и Родину-ведьму), ведут ее несчастные, забитые, но не потерявшие человеческого облика дети Петров и Баширов под руки мыться. И вдруг ее – то ли несчастную бабу, то ли слетевшую с катушек Фемиду – становится жаль до слез.

В пьесе Шендерович смеется сквозь слезы над нынешней российской жизнью, заставляя зрителя думать об обобщениях. Он гениально перевернул историю событий в Солсбери. Его Петров и Баширов (их играют Оливер Беннетт и Джеймс Марлоу-Кук) действительно всего лишь парочка гомосексуалистов, которые приехали в Солсбери поглядеть на готику и побыть вдвоем вдали от семей, но которые по-ноздревски (и по-розенкранцевски и гильденстерновски) попадают в историю. В этой истории из разряда фейк-новостей им отводится роль преступников, недоубийц, не справившихся с заданием. Этот свой позор они должны смыть (чужой) кровью.

Кем роли эти распределяются и отводятся, непонятно поначалу. Маленькие и жалкие Петров и Баширов дрожат, убегают, прячутся, перебегают во все более странные пространства, их преследуют и жуткая Родина-мать Деменция Петровна, и другой ее сынок Старлинг (в исполнении Ника Боултона), «самый главный без погон», фамилия которого намекает и на скворца, и на Сталина.

«Увидеть Солсбери»

Фейковая история, выставляющая их как отравителей, становится самодовлеющей, определяет их жизнь. По велению Старлинга в ходе непонятного спецзадания Петров и Баширов меняют имена, биографии, забывают друг дружку, с тем чтоб вспомнить и узнать в самом конце. На экране мелькает знакомый каждому советскому (и российскому) человеку Штирлиц, сцены из «Семнадцати мгновений весны»: как и Штирлиц, герои на задании, только вот никто не знает, каком.

К лицам Петрова и Баширова прирастают маски, они не понимают, кто они.

Деменция, мать их – огромная,  страшная, одетая в гимнастерку, то поет, то дерется и бранится.  Чего она хочет от них? Гоголь приходит на ум: Русь! Чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?.. Неподвижно стою я, а уже главу осенило грозное облако, тяжелое грядущими дождями, и онемела мысль… Так чего же она хочет? Похоже, одного: порвать всем пасть. Включая и своих детей, и, похоже, включая себя саму.  В начале пьесы она разучивает с сыночком Старлингом стих Пушкина: «Уж небо осенью… что?» За неответ удар ремнем. Мы видим Старлинга направляющим действия Петрова и Баширова подобно мамочке тоже ударами, только не ремнем, а уже электрошокером.  Он направляет их к неизвестной, впрочем, ни ему, ни мамаше цели.  Цепочка насилия, переворачивающего смыслы. Например, строчка из Пушкина, выученная под ремнем, станет звуковым паролем для открытия атомного чемоданчика.

«Увидеть Солсбери»

Другой пример такого «перевертыша» – национальная гордость. Пропев диковатую песнь гордости огромной Матрешке, песнь, где перемешаны тексты Шекспира и Блейка, а Британия заменена на Россию, Деменция направит в зал пульверизатор с неким веществом. Мы вас заставим Родину любить!

«Увидеть Солсбери»

И только когда, борясь с засорившимся пульверизатором, Деменция ослепнет, когда она, немытая («Прощай, немытая Россия»), отдастся все же на волю повзрослевших Петрова и Баширова, когда они убедят ее, что  война уже закончилась, что все  уже попали в рай, когда поведут мыть, то жалость победит злобу и отвращение, а таймер, встроенный в чемоданчик, застынет на секунде до страшного конца. Таймер, впрочем, будет запущен снова Старлингом. Оставив зрителя в неизвестности, победит ли все же бессмысленная жестокость или нелепая человечность.

«Увидеть Солсбери»

Так жуть? Гротеск? Сюр? Но вспомните Киселева, что грозил превратить Америку в ядерный пепел, вспомните Путина, пообещавшего, что после ядерной войны россияне попадут в рай. Все взято из жизни! Даже «Небо осенью… что?» – это диалог между матерью и дочерью, который именно в такой форме Шендерович услышал в жизни, как он писал на ФБ. А шутка, что все знают телефон Маргариты Симонян, – это ведь тоже цитата из интервью самих Петрова и Баширова, которое и вела Симонян. Кстати, интервью это показывают вживую на экране в пьесе, и оно вписывается идеально, без швов. Что убеждает еще раз в том, что российская действительность порою идет даже и дальше самой смелой сатиры.

«Увидеть Солсбери»
Владимир Щербань, режиссер

Пьеса в постановке Владимира Щербаня очень динамичная и плотная, она на огромной скорости проносит нас через пространства, как черт Вакулу. Режиссер Щербань вообще мастер скоростного и резкого театра, такого, что аж ветер в ушах.  И в английской версии Оливер Беннетт (Петров), Джеймс Марлоу-Кук (Баширов) и Ник Болтон (Старлинг) справляются с этими головокружительными скоростями блестяще.

Оливера и  Джеймса я видела уже в пьесе, поставленной Щербанем по лермонтовской «Княжне Мери», и удивилась тогда их бешеной скачке сквозь лермонтовскую новеллу. Но эта резкая «эдинбургская» подача, конечно, очень в духе времени. Здесь она еще более органична.

Мне повезло участвовать в беседе с автором, режиссером и актерами после спектакля. Виктор Шендерович начал с того, что окончательно понял свою пьесу, когда она была поставлена на английском.  В этом много правды: я, видевшая ее и в русской, и в английской постановках, удивлена, насколько английская раскрывает дополнительную, универсальную ее составляющую. И хотя именно в истории с отравлением в Солсбери однозначно вся боль и травма  на стороне англичан (так что театр в Солсбери не разрешил показать пьесу на своей сцене), а весь стыд и позор на российской стороне, но, как сказали английские актеры, по мере работы они видели все больше параллелей со своей страной и ситуациями в ней.

Что до единственной актрисы русско-украинского происхождения Ирины Селезневой-Хорнер, блестяще исполнившей роль Деменции именно в английском варианте (она не играла в постановке около месяца назад), то ей, по ее собственному признанию, удалось до какой-то степени полюбить ее героиню и тем поднять пьесу до трагизма.

***

«Увидеть Солсбери» – совместная продукция театра Hunch («Догадка»), основанного Владимиром Щербанем и Оливером Беннетом, и театра Ирины Иоаннесян Stage RC. Вот что говорят Владимир и Оливер о театре «Ханч»: «Мы стремимся, следуя интуиции, создать театр без каких-либо барьеров – культурных, лингвистических, политических или бюрократических. Мы хотим ставить высококачественные пьесы на театральных и нетеатральных площадках для людей, которые никогда не были в театре прежде, и для опытных театралов. Мы хотим найти новый тип аудитории и создать новые отношения между актерами и публикой, отношения без барьеров. Мы ищем родственные души по всему миру, мы хотим создать новое международное движение».

Сотрудничество театров удалось, как и удалось международное сотрудничество: российский автор, белорусский режиссер, мультинациональный актерский состав. Успехов, «Догадка» и «Стейдж АРСи»!

Лариса Итина

To See Salisbury” на фестивале RADA (Royal Academy of Dramatic Art).
5 и 6 июля
GBS Theatre, Royal Academy of Dramatic Art Malet Street  WC1E 7JN
Билеты: www.rada.ac.uk/whats-on/to-see-sailsbury

Фото: Hunch Theatre, Ирина Иоаннесян

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *