Не Голливудом единым

Большинство из нас привыкли ассоциировать кинематограф с Голливудом, а Голливуд – с кинематографом. Однако мы живем в стране, киноиндустрия которой занимает второе место в мире. После Великобритании идут Болливуд (Индия), Нолливуд (Нигерия) и азиатское кино, также набирает обороты кино Южной Америки. Именно поэтому не Голливудом единым! Предлагаем посмотреть то, что пока не показывает телевизор: подборка интересных и необычных фильмов из разных стран.

Не Голливудом единым

«Забывая себя» Яна Шомбурга, 2014 год. Какая сумасшедшее интересная история! Причем слово «сумасшедше» здесь совершенно к месту. Я уж не знаю, какие здесь медицинские диагнозы, но они, безусловно, налицо: первое время у героини очень нестабильная психика, этого нельзя списать даже на пресловутый и банальный «поиск себя». А ведь здесь именно про него – про поиск. Героиня картины потеряла память и заново открывает для себя свой характер, пристрастия, страхи – словом, жизнь. То есть ей как бы дается второй шанс: после такого глубокого обнуления сознания, очищения от привычек, ролей, масок и т. д. она может построить себя новую. Или вернуться к прежнему укладу, хотя это и непросто, но зато именно этого все от нее и ждут! Особенно мне понравился эпизод с боязнью высоты, когда она вдруг осознает, что ее больше не пугает смотреть на город с высоты собора.

Не Голливудом единым

«Тринадцать» Гелы Баблуани, 2005 год. Теймураз Баблуани – отец режиссера – известный не только в Грузии, но и за ее пределами кинорежиссер, даже в начале 90-х у него кино одновременно и про привычное старое, и про агрессивно врывающееся новое. Как, например, в фильме «Солнце неспящих», где один герой ищет лекарство от рака (а это, на минуточку, 1992 год!), а второй герой – бандит ОПГ. Или совместно с сыном-режиссером – «Наследство»: тут вообще почти притча («почти» – потому что на самом деле это никакая не притча, а медленный экшн, но крупный план молчаливого седовласого старика, сознательно едущего на смерть, как бы задает тон мудрости и мифологичности всей картине)! А вот Гела Баблуани в чем-то даже переплюнул отца, потому что «Наследство» – «Наследством», а вот «Тринадцать» – это гениально! Однако важно отметить, что речь идет о французской версии фильма, но никак не американской. Фильм настолько уникальный, что я беру на себя смелость не сказать о нем ни слова. Просто настоятельно рекомендую посмотреть.

Не Голливудом единым

«Свадьба в сезон дождей» Миры Наир, 2001 год. Это кино в стиле «Моя большая национальная свадьба» вариант номер 100, но при этом самый артхаусный вариант среди Болливуда и самый болливудский среди артхауса. В общем, это один из лучших и самых понятных индийских фильмов: он и смешной, и трогательный, и серьезный, и «лубочный» с индийским привкусом, и современный (насколько это может быть своевременным для 2001 года). А также эта картина – обладатель «Золотого льва» в Венеции в том же 2001-м. И это очень интересно, потому что в конкурсной программе того года участвовали и не победили: Альфонсо Куарон с его «И твою маму тоже», Кен Лоуч, Ким Ки Дук, Ульрих Зайдль, Филипп Гаррель и др. И это не сегодняшний затухающий Венецианский кинофестиваль, медленно переходящий из класса А в класс Б, а тогда еще вовсю важный и главный. Сразу стало интересно, правда?

Не Голливудом единым

«Отчуждение» Нури Бильге Джейлана, 2002 год. Все фильмы Нури Бильге Джейлана аскетичные, стильные и изящные, насколько абсолютно бытовой, реалистичный сюжет может быть изящен. Но у Джейлана получается. И то, что за кадром, и внутренняя жизнь героев просто-таки давят и выбивают землю из-под ног, потому что понятно, что там все так сложно, что сам черт ногу сломит. «Отчуждение» – это фильм не про желания, а как раз про не-желания. Потому что понимать, чего ты точно не хочешь, проще и легче, чем осознавать свои чаяния и стремиться их реализовать. Так, в принципе, про многих из нас: «Я бы точно сделал все лучше, чем кто-то другой. Если бы захотел. Но я вроде как ничего не хочу, поэтому с меня взятки гладки». И это, конечно, не про лень, а про жизнь, боль, тлен. Поэтому отчуждение – это не только когда «мир отчуждает меня», но и когда «я отчуждаю мир», то есть с какой-то стороны это даже скорее психологическая самозащита, чем просто бегство.

Не Голливудом единым

«Барышни из Вилько» Анджея Вайды, 1979 год. Это такой старый и старомодный фильм в духе Чехова, где все влюблены, утонченно страдают и глубоко несчастны на фоне благополучной мещанской жизни в деревне. Тут не «В Москву! В Москву!», а «ну хоть что-нибудь, чтобы не помереть со скуки». В принципе, по сюжету, оставшемуся за финальными титрами, в скором времени всем им будет не до скуки: на дворе предвоенные годы, Польша. Учитывая аристократичность, пассивность и инфантильность этой семьи, можно предположить самое худшее, что с ними может случиться. Но… Пока можно ждать, когда проснется младший сын после положенных ему двух часов послеобеденного сна, читать Гегеля, пить шампанское, принимать любовников, ностальгировать по еще более красивым и бессмысленным временам, признаваться в любви, плакать, ездить на пикник и многое, многое другое. Наше гнилое пролетарское тихо проклинает эту пустоту и бездейственность, а мне она откровенно нравится. Я вижу в ней гораздо больше смысла, чем в современной гонке. Ну или если не смысла, то хотя бы честности. В том смысле, что, наверное, лучше честно ничего не делать, чем создавать иллюзию активной деятельности, ничего на самом деле не создавая.

Лидия Шафранова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *