Разговоры об искусстве с Сергеем Павленко

Лондон с лихвой оправдывает свою репутацию столицы современного искусства. Каждый день здесь открываются новые художественные выставки, обойти которые целиком крайне сложно. Как сделать выбор между выставкой Караваджо в Национальной галерее и полотнами абстрактных экспрессионистов в Королевской академии художеств? Стоит ли пытаться все успеть и куда идти в первую очередь?

image

Чтобы разобраться в этом вопросе, мы отправились в мастерскую к известному художнику, автору самого любимого портрета королевы Елизаветы Второй, Сергею Павленко.

– В современном мире крайне популярно абстрактное искусство, классическая же школа живописи, наоборот, медленно исчезает. Сергей, как вы считаете, в чем причины появления абстрактной живописи и отказа от реального изображения?

Существует теория, что модерн-арт – это проект ЦРУ. Мы можем согласиться с этим или посчитать глупостью. Как бы то ни было, главная причина появления абстрактного искусства – это экономика. Гораздо проще сделать абстрактное произведение, чем попытаться создать что-то подобное Веласкесу. Все меньше художников, способных приблизиться к уровню творчества старых мастеров. Между тем существует огромное количество галерей, и все хотят заработать на искусстве. От этого и появляется потребность снизить планку и создать что-то массовое, способное удовлетворить потребности всех арт-дилеров.

Чем объяснить тогда большой интерес к абстрактной живописи среди зрителей и коллекционеров?

Популярность – это понятие, которое создается маркетингом, и весь вопрос сводится к тому, что продвигают маркетологи. Как говорит мой американский знакомый, в бизнесе еще никто не обанкротился из-за плохого вкуса.

Сергей, вы окончили лучшую художественную школу Советского Союза – Академию Репина. Как вам кажется, что сегодня происходит с современным искусством в России?

Современное искусство – то, что создается сегодня, а в России произошла подмена понятий. Так, все художники, которые работают в авангардном стиле, считают себя современными, а всех остальных – несовременными, хотя это глупо, неправильно и нечестно. Это если не говорить о качестве создаваемых ими работ.

image

– А как сегодня обстоят дела с современным искусством в Англии?

Классическое искусство в Англии – умирающее направление. Интересные художники если и появляются, то они занимаются самообучением, и главный минус такого образования заключается в том, что они очень однобокие. Если в советской Академии классической живописи кто-то был талантлив в цвете, но рисунок у него не шел, ему подтягивали рисунок. В Англии же другой подход: здесь у художника нет понимания, для чего все это делается и зачем учиться живописным навыкам. Все чаще в названии картины можно увидеть шесть предложений, я никогда не читаю названий произведений. Как говорил Кончаловский, если нужно объяснять картину – картина не состоялась.

– Сергей, в чем, на ваш взгляд, основные проблемы современной английской живописи?

Большинство картин нынешних английских художников очень поверхностные. Встречаются сделанные хорошо – сильный рисунок и даже цвет есть, но при этом искусства как такового в работе практически нет. У художников в Англии нет понимания, что такое живопись. Казалось бы, все сделано хорошо, но произведения нет. Кто-то из художников стремится максимально приблизиться в своей картине к фотографии, но это глупо – лучше, чем фотография, не будет, поэтому не нужно повторять максимально точно.

image

– Какую роль играет Королевская академия художеств в жизни современного искусства Англии?

Чему может научить человек, который сам не умеет рисовать и писать? Сегодня девяносто девять процентов творчества художников академии (не будем говорить о нефигуративном искусстве) – это полное непонимание, что такое композиция. Они думают, что, если в холст поставить четыре фигуры, это и будет композиция, а того, что все в картине должно быть сбалансировано по цвету, по тону, по ритму, я уж не говорю, по смыслу, они не понимают. Ясно, что уже неважно, что делает художник, – человек поднимается на такой уровень, что продается его подпись. Вот пример с Трэйси Эмин и ее знаменитой кроватью.

– Сергей, а вступили бы вы при возможности в Королевскую академию и каковы критерии отбора художников?

Если бы мне предложили вступить в академию, я бы вступил, но это не значит, что я стал бы делать что-то другое. Члены академии выбирают в свои ряды художников путем голосования. Большую роль в выборе играет наличие наград престижных конкурсов – например, Turner Prize. Академикам престижно иметь в своих рядах людей, которые получили первую награду страны. К сожалению, уровень художественного мастерства живописца не играет большой роли. Практически все в Англии решают связи и знакомства с нужными людьми, они все друг друга тянут и очень не любят принимать чужаков – представителей классического искусства и особенно иммигрантов.

Однако так было не всегда. В академии заслуживают внимания художники 60-х годов двадцатого века – например, Кен Ховард, но сейчас мастеров того уровня в академии практически не осталось. 

– Где сегодня можно научиться живописи в Лондоне и куда идти начинающему художнику?

Сильных академий в Великобритании, к сожалению, нет вообще. Одна из единственных школ, которые еще более или менее обращаются к традиционному искусству, – это City and Guilds of London Art School. У них правильный подход, но очень мало занятий. Так, например, мы занимались шесть дней в неделю: с 9 до 11 у нас был рисунок, с 11 до 14 – живопись, потом сорок минут обед, а с 15 часов уже лекция по истории искусств или анатомии. В дополнение к этому вечерний рисунок и два-три эскиза композиции. То, что мы делали за семестр, тут не делают за 3 года, поэтому единственный выход – это брать частные уроки. Я могу научить тому, что умею сам. Но минус индивидуальных занятий в том, что студенты в группе учатся еще и друг у друга, а тут только преподаватель.

image

Сергей, думали ли вы над тем, чтобы открыть в Лондоне свою школу живописи с реалистическим подходом?

Создавая школу, нужно посвящать ей все время и только ей заниматься. На живопись времени не останется. Я считаю, что, если можешь, нужно работать – не зря говорят: «Кто может, тот делает, а кто не может – учит других».

– Что бы вы посоветовали в таком случае почитать интересующимся живописью для самообразования?

Следует почитать мемуары Ильи Репина «Далекое близкое», «Муки и радости» Ирвина Стоуна о Микеланджело Буонаротти. Полезно будет прослушать лекцию на тему современного искусства Андрея Кончаловского. Хорошую книгу написал Максим Кантор «Учебник рисования» – он хорошо объясняет, почему авангардное искусство вышло на передний план, а реалистичное искусство было забыто. Действие книги разворачивается в Москве в 1990-е годы, при этом художественная и политическая среда переданы достаточно узнаваемыми. Книга прекрасно поможет понять то, что происходит сейчас в искусстве.

– Какой совет вы могли бы дать начинающим художникам?

Чтобы стать художником, нужно писать и рисовать. Начать занятия можно в любом возрасте, но возраст определяет возможности творческого развития. Так, можно и в 60 лет стать художником, но человек мало что успеет сделать – он десять лет будет только учиться. Учиться живописи лучше всего у классиков – Серов, Репин, Коровин, Левитан, Веласкес, ван Дейк, Рубенс. А также у жизни: все вокруг нас – нужно только видеть это. 

– Важно ли писать каждый день и в какое время суток это лучше всего делать?

Каждый день важно писать, когда ты учишься, а когда уже зрелый мастер, можно иногда позволить себе поехать на рыбалку. Это отличное средство и в моменты, когда в работе что-то не получается. Также помогает поход в музей.

Я пишу при дневном свете, в зимнее время – с 11 до 3, максимум 4 часов дня. Летом все зависит от погоды, пишу и по 8 часов.

 image

– Сколько в среднем по времени должно занимать написание качественной работы?

Срок написания работы никак не связан с ее ценностью – важен конечный результат. Это в Америке очень любят отмечать, что художник потратил годы, работая над одной картиной. А то, что все равно получилось плохо, уже не так важно.

Важно ли при написании портрета увидеть этого человека в реальной жизни?

Если я сам вижу человека, я могу гарантировать сходство, а если фотография – нет. Может быть сто фотографий, и все разные – важно само ощущение человека, и, не пообщавшись с ним, на картине его не передать.

Сегодня, когда в мире современного искусства не всегда могут разобраться профессионалы, на чье мнение следует полагаться и кого слушать?

У нас в академии однажды был случай, когда один профессор подправил работу студента, а потом подошел второй преподаватель и говорит: «Слушай, какой идиот тебе это сделал?» Сейчас, на первый взгляд, вообще непонятно, на что полагаться и на что ориентироваться. Это все вопрос веры – нужно выбрать кого-то, кому ты веришь. Например, мне важно мнение тех, с кем я учился. Безусловно, полагаться надо на себя, на то, что нравится.

– Следует ли спрашивать мнения английских художников?

Английских художников спрашивать бесполезно. Они из вежливости высоко оценят работу, вне зависимости от ее реальных художественных качеств, но про себя подумают совсем другое или же просто будут недостаточно компетентны, чтобы судить. Поэтому так важно иметь свое мнение, самый главный – это ты сам. Как в фильме «Чародеи» герой говорит: «Чтобы пройти сквозь стену, нужно две вещи: нужно видеть цель и верить в себя». И это приложимо ко всему. Если ты в себя не веришь, то ничего не получится. Другое дело, что твоя вера в себя может базироваться на каких-то ложных представлениях, но тогда через стену ты можешь и не пройти.

– Какой из жанров, на ваш взгляд, самый сложный?  

Самый сложный жанр – это тематическая картина, а все остальные являются ее элементами. Очень сложный жанр живописи – портрет, пейзаж проще. Самое простое – это абстрактная живопись, но и там тоже нужно многое уметь, не нужно только иметь мастерство рисовальщика. Напротив, хорошая фигуративная живопись должна обладать всеми качествами абстракции – те же законы ритма, баланса, композиции, баланса цветов, тонов, плюс к этому идет изобразительная нагрузка, будь то человек или натюрморт, и все это должно быть хорошо скомпоновано в композицию. Поэтому фигуративное искусство намного сложнее, глубже и интереснее и имеет больше возможностей, чем абстракция.image

– Сергей, а что вы думаете по поводу искусства инсталляции?

Здесь я просто отвечу цитатой Никиты Михалкова: «Чем отличается перфоманс от инсталляции: если подойти к какой-нибудь двери в парадной и насрать у нее, позвонить в дверь и убежать – это будет инсталляция, а если прийти, позвонить в дверь и сесть срать – это будет перфоманс». Соответственно и отношение такое же.

Каковы тогда, на ваш взгляд, критерии хорошего искусства?

Главный критерий искусства живописи: оно должно трогать человека за душу, и если оно сделано посредством языка живописи, то это искусство живописи. Чтобы оценить картину, достаточно пяти секунд, хорошую работу сразу видно. Если есть первый «ах», то работа состоялась и можно разглядывать детали. А если картина плохая, то зачем на нее смотреть?

Существует закон, согласно которому плохие картины на фотографии смотрятся лучше, а хорошие – хуже. Хорошую картину фотография не может передать полностью. Есть такие моменты, которые ускользают, а плохую картину фотография организует и поправляет.

На какую выставку следует идти в первую очередь: на Караваджо или на абстрактных экспрессионистов? 

Я считаю, что нужно идти и туда, и туда. Смотреть нужно то, что нравится. Если вам нравится абстракция – смотрите абстракцию. Всегда все нужно видеть своими глазами. Мало ли кто и что скажет – нужно пойти и убедиться. Всегда нужно самому ходить и смотреть и потом уже решать, правду тебе сказали или нет.

Беседовала Юлия Чмеленко

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *